Мужчина существо нежное

Пьеса о кризисе среднего возраста

Жанр: комедия, драма

 

Пьеса приобретена для постановки  антрепризой Людмилы Живитченко.

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Владимир Ярыгин, актер драмтеатра;

Ирина, его жена, провизор;

Вика, новая знакомая Ирины, экстрасенс, астролог, хиромант и прочая, прочая, прочая;

МалачИ, сосед Ярыгиных снизу, беженец из южной республики, сантехник.

 

Областной город. Наши дни.

 

Двухкомнатная квартира Ярыгиных. В прихожей -  вместительный шкаф или кладовка, а также трюмо, телефон.

В прихожей прохаживается Владимир, разучивая текст роли. В глубине квартиры, на кухне, стоит у окна Ирина.  С ней происходит что-то такое, от чего она не находит себе места. Выходит из кухни. Возвращается, не решившись помешать мужу. Снова выходит и снова возвращается.

Позднее утро. Май.

 

В л а д и м и р.  Та-ак, топаем дальше. (Заглядывает в лист с ролью) «Вина его ужасна, берендеи. Для милости закроем наше сердце На этот раз...»

И р и н а выходит из кухни, несмело окликает мужа:

- Володя...

В л а д и м и р. Слушаю... « На этот раз. К злодеям сожаленье...» Я слушаю, слушаю.

И р и н а. Мне... холодно.

В л а д и м и р. Холодно? На дворе совсем лето, а ей холодно. «Грозит бедой...» Ты чего это, мать? Или мы простудились? Ну-ка потрогаем лобик. Так, так-так. Дышите, сударыня. Не дышите. Вы совершенно здоровы, мадам.

И р и на. Володя, обними меня.

В л а д и м и р. Не понял. Странная мизансцена.

И р и н а. Обними и согрей.

В л а д и м и р. Снова не понял. Гм-гм.

И р и н а. Значит, не обнимешь?

В л а д и м и р. «Ты, месяц, будь свидетель мне. Она сама того хотела». Вот - обнял. Всё?

И р и н а. Нет, ты - не так, ты - крепче. Ты меня как жену обнял.

В л а д и м и р. А ты мне кто, не жена разве? Ты чего это, мать? Не успела отправить детей в санаторий...

И р и н а (о своем). Значит, нет.

В л а д и м и р. Жену можно обнять как жену и никак иначе.

И р и н а. А актрисочек своих обнимаешь?!

В л а д и м и р. Так то - театр, то - понарошку.

И р и н а. Театр - конечно! Понарошку - конечно! Ну и иди к ним... Конечно! Театр - конечно!..

В л а д и м и р. Ира, ты чего!? Ира!

И р и н а. Я поняла, я всё поняла!

В л а д и м и р. Дети, сюда! Ваша мамка того, заболела.

И р и н а. Может, и заболела, но знаю, как излечиться. И ты тут мне не помощник.

В л а д и м и р. Не понял...

И р и н а. Поймешь, только поздно будет.

В л а д и м и р. Странно. Гм. Что не так-то, что?

И р и н а. Пожила в монастыре, хватит!

В л а д и м и р. Ира, ты чего, Ира!

И р и н а. Рогатый будешь ходить. Рогатый-рогатый. Как лось. Как стадо лосей.

В л а д и м и р. Ира, да что с тобой? Да в самом-то деле!

И р и н а. Ни одного мужика не пропущу. Ни единого!

В л а д и м и р. Да ты в своем уме? Ты, что, эфиру нанюхалась в своей аптеке? Или, может, белены объелась?

И р и н а. Конского возбудителя! Вука-вука называется. Понял?!

В л а д и м и р. Нет, она точно с ума сошла... Перестань представляться, слышишь?!

Ирина как будто не слышит. Кричит:

- Мужики, все сюда! Каждому дам по три раза.

В л а д и м и р. Замолчи, сумасшедшая!

И р и н а. Все сюда, мужики! Бешенство матки!

В л а д и м и р. Да замолчишь ты наконец?! Замолчи, замолчи лучше!

И р и н а. Мужики, сюда! Мужики...

               Звук короткой пощечины.

А вот этого, Ярыгин, я тебе никогда не прощу. Ты умер для меня, сдох. Актеришка! Неудачник! (Всхлипнув, убегает и закрывается в детской.) Знать тебя не желаю. Видеть. Слышать.

Владимир идёт следом, останавливается перед дверью, стучится в дверь. Ирина не открывает.

 

В л а д и м и р. Ира, открой. Я всё понял. Это не ты, это твоя знакомая, это она говорила... Ну Вичка, ну сексуальная бомба. Приди, приди только. Сама шваль - и других туда же. Ну дрянь. Ну гадина. Ну драная декорация. (Передразнивает) Девушка, мне вот эти таблеточки. Эти, эти. А что вы так смотрите? Секс - это всё. А у вас - недостаточность, по глазам вижу, по лицу. У меня глаз наметан: я психоаналитик, экстрасенс. Вот вам моя визиточка. Тут все написано. И телефончик указан. Позвоните, обязательно позвоните. Я умею хранить чужие секреты... И эта дуреха взяла и позвонила. И вот не прошло и недели, а пьеса поставлена и имеет зубодробительный успех... Проморгал, проглядел бабу. Горе тебе, Цезарь. Троянский конь погубил Спарту. Плачь, Цезарь, вой.

                     

(Передразнивает Ирину) Ой, с кем я познакомилась! с кем познакомилась! Экстрасенс, астролог, хиромант. Такая женщина, такая женщина!.. «У, подлый род! У, мозг ребра Адама!..» Всех бы вас! Своими руками!

 

Что делать? Что делать?!. И поделом тебе, лицедей Ярыгин, - не захотел притвориться, изобразить дон-жуантика. (Передразнивает себя) Не сметь насмехаться над театром! Это - святое. Не дам, не дам!.. И что защитил? что доказал? Ничего, ничегошеньки. Только умылся, дерьмом умылся. (Через паузу.) Умыла. Умыла! И кто?! Родная жена, эта тихоня, тихуша, эта вечная недотрога, рыба вяленая. А гляди-ка, как понесло, потащило, как севрюгу на нерест. Лезет, прёт. У, подлючее племя! Всех бы вас! Шомполами! Сквозь строй! До кровавых рубцов на белейшей коже. (Актерствует) О, пришли благодатные времена. Вперед, вавилонские блудницы! Валите валом на улицу. Блудите, сколько вам хочется. (Орет) Свершилась! Она свершилась, сексуальная революция. Да здравствует СПИД, гонорея и сифилис! Профурсетки всех стран, соединяйтесь!

И р и н а (за дверью). Ура! Ура! Ура!

В л а д и м и р. Дура, дрянь, дура! (Бьется в истерике.) Дура, дрянь, дура!..

Звонит телефон. Долго звонит. Ирина покидает свое убежище, подходит к телефону в прихожей.

И р и н а (в трубку). Да-а? Стасик, ты!? Ой, как вовремя ты позвонил. Я так рада, так рада! (Без перехода) Не бросай трубку, Вика. Да я это, я. Потом объясню... Конечно, о чем речь, приезжай. Выходной у меня, выходной.

В л а д и м и р. Чтобы духу ее здесь не было!

И р и н а. Приезжай, говорю. Да. Маяковского 30, квартира 21. Пятый этаж.

В л а д и м и р. Высоковато лететь. Я ее сброшу с балкона. Так и передай.

И р и н а. Муженек мой пламенный привет тебе передает. И поцелуй. Страшно хочет с тобой познакомиться.

В л а д и м и р. Так и чешутся руки - задушить.

И р и н а. В объятьях, говорит, задушит, ага. Ну всё. Приезжай. Жду. (Кладет трубку.)

В л а д и м и р. Нам надо поговорить.

И р и н а. Я всё сказала.

В л а д и м и р. А я нет.

И р и н а. Ну и говори себе, а мне некогда. И вообще: ты для меня не существуешь. (Трунит) «Скорая» опоздала на минуту. Больной перестал надеяться и испустил дух. Прими валокординчику, Отелло. (Неторопливо уходит в детскую.)

В л а д и м и р. Я ее на порог не пущу.

И р и н а (обернувшись). А то тебя кто-то  спросит... (Закрывает за собой дверь на замок.) Вот женщина, вот счастливая! Три любовника. Пять! Три постоянных и два эпизодических. Вика, я вызываю тебя на соревнование. Спорим, я попаду в книгу рекордов Гинесса?

В л а д и м и р. Убью! (Бросается на дверь.)

И р и н а. А ты рожками, рожками!

             Владимир снова таранит дверь.

Ничего, Ярыгин, ничего. Скоро рожки твои отрастут, станут ветвистыми, каменными, и ты не то, что дверь - стальные ворота проломишь. Недолго осталось ждать.

        Со звоном разбивается хрустальная пепельница. Это Владимир схватил ее с тумбочки трюмо  и швырнул в дверь.

И р и н а. Бей, Ярыгин, круши. Чем больше набьешь, наломаешь, тем больше счастья навалится на твою благоверную. Десятки, сотни, тысячи мужиков. Горы и горы атлетически сложенных тел.

В л а д и м и р. Тварь! Сволочь! Дура!..

И р и н а. Это еще только цветочки. Полезай в петлю, несчастный.

     Ярыгин мечется по прихожей, раздавленный язвительными словами. Он выглядит так, что сейчас, кажется, в самом деле начнет крушить всё подряд. Вот он хватает тумбочку  трюмо, размахивается и... ставит на место.

И р и н а. Кишка у тебя тонка, Ярыгин. Ты не способен на подвиг. Ты не достоин любви.

Владимир не отвечает.

В л а д и м и р (сам с собой). Нет, я с ума сойду. Головы, ног не чувствую. Одна тяжесть. Словно бетонная плита рухнула и придавила. (Шарит глазами по сторонам. Достает из шкафа непочатую бутылку водки. Срывает зубами крышку, отхлебывает из горла  раз, другой, третий.)

И р и н а. Эй, ты че там притих? Умер? (Выглядывает и снова запирается.)

В л а д и м и р (сам с собой). Уф, уф!.. И не жжет совсем. Вот, вот так. (Снова и снова прикладывается к бутылке.) Хорошо. Хорошо.

И р и н а. Ярыгин, вас погубит вино.

В л а д и м и р (больше самому себе, чем Ирине). Хрен-то вы угадали! (Для Ирины, громко) А теперь концерт по заявкам.

          Снимает висящую на стене гитару. Смахнув пыль,  пробует струны на  звук.

И р и н а. Повесь на место. Она давно заржавела.

           Звуки выстраиваются в мелодию.

И р и н а. Ярыгин, не вздумай. Не то снег пойдет. Уже повалил.

           Гитара зазвучала вовсю. Ярыгин запел, завыл душераздирающую песню. Хорошо, здорово поет.

И р и н а (в проигрыше между куплетами). Ярыгин, уже до окон засыпало... Не дури, брось. Пожалей население. У них другой вкус. Ты живешь в каменном веке. Ты неандерталец, Ярыгин.

В л а д и м и р (оборвав пение). Выполняем следующую заявку. Фармацевт аптеки 112 просит передать для нее песню покруче. Выполняем просьбу. (Объявляет) Животная лирическая!

            И поет похабную, жутко похабную, прямо-таки непристойную песню.

И р и н а. Наконец-то! Как раз что надо. И как только ты догадался, неандерталец Ярыгин. Снегопад - тютю. На глазах тает снег, и вся округа тонет в презервативах. Выгляни из окна, менестрель. Ты переплюнул самого Бонюэля, Хичкока.

             С грохотом падает гитара. Ярыгин припадает к бутылке.

А вот это напрасно. Глянь-ка, ты: исчезают на глазах презервативы, и по твоей вине теперь тысячи, миллионы несчастных заразятся СПИДом и другими вензаболеваниями. Ярыгин, ты не гуманист. Надо любить любвеобильное человечество.

Ярыгин сидит на полу, словно бы впав в прострацию. И вдруг начинает смеяться. Вначале еле слышно, потом всё громче и громче. Ирина несмело выглядывает из-за двери и тотчас скрывается.

Ярыгин зажимает рукой рот и, подавив приступ смеха, поднимается на ноги. Нет, он не пьян, ступает прямо и ровно, только как бы в раздумье или нерешительности. Наконец доходит до выхода из квартиры и выходит вон, хлопнув дверью - так, чтобы жена услышала и поняла: он ушел, и надолго.

Некоторое время - прихожая пуста. Вот неуверенно показалась из детской Ирина.

 

И р и н а (оглядевшись). Ушел - и прекрасно... Гляди-ка ты: полбутылки выхлебал. Силен. Силен. (Берет в руки бутылку, отхлебывает из горлышка.) Фу, какая противная! (Отпивает еще и сразу пьянеет. С бутылкой в руке подходит к трюмо, ставит её на тумбочку. Видит себя в зеркале.) Эй, ты кто? А я Ирка Ярыгина. Ты не думай, я не алкоголик. Я медик. Я в аптеке работаю. У нас строго. Ни-ни. А сегодня я выходная. К тому же стресс надо снять. Давай выпьем, давай? (Чокается со своим отражением.) За нас, за женщин! (Выпивает.) Ой, я пьяная... Ты скажи, тебя муж любит? Не-а? И меня не-а. А раньше любил. Пять раз за ночь будил и - любил, любил. Не моя бы аптека, была бы я теперь мать героина. Тьфу ты, мать-героиня. Концета... концепа... гадство такое... конце-тра-цеп-тивы, ага. Пачками, пачками таскала. А теперь у меня усики вон растут. Я их выщипываю. Не видно, нет? Я слежу за собой: женщина должна быть приятной. Желанной должна быть женщина.

                      Звонок в дверь.                       

(В трубку телефона) Да? Эй! Вы че молчите?

              Звонок повторяется.

Да это же в дверь звонят! Ой, я пьяная... Сейчас, сейчас, открываю...

               Входит М а л а ч И.

 Ой, мужчинка. (Пятится от двери.) Какой загореленький... Рога наставлять бум?

М а л а ч и. Какой тебе рога? Твоя кран не закрыл, мой крыша совсем мокрый.

И р и н а. Бр-р! Мерещится или не мерещится?.. Эй, ты кто? Дух?

М а л а ч и. Какой тебе дух? «Дух» Афгане стрелял, «дух» казарма летал. Ты зачем кран не закрыл?

И р и н а. Ой, смешной: разговаривает.

М а л а ч и. Ты моя не смотри, ты своя смотри. Вон - видал - вода? (Открывает дверь в ванную, заходит туда.)

И р и н а. Ой, потоп, потоп! (Кидается к воде на полу, черпает совком, собирает тряпкой.)

М а л а ч и (из ванной). Твоя кран закрыл. Твой труба гнилой.

И р и н а (заглянув). Ой, и, правда, свищ.

М а л а ч и. Какой свищ - нефтяной скважин... Железка давай, резинка давай, всэ давай.

И р и н а. Лечу, лечу. (Убегает к шкафу в прихожей. Что-то оттуда берет. Несет к Малачи.)

М а л а ч и. Вай-хай. Балхаш, Каспийский море.

И р и н а (подавая). Вот. Тут и ключи, и резина, и хомуты. Целый набор.

М а л а ч и (взяв). Твоя муж есть?

И р и н а. Есть.

М а л а ч и. Зачем труба не смотрел? Совсем гнилой твой труба.

И р и н а. Ой, вы мокрый весь!

М а л а ч и. Фи! Моя море тонул. Моя голод видал. Моя холод видал. На улиц жил, снег, дождь был. Что мне этот вода!

И р и н а. А дырка большая?

М а л а ч и. Как «калашник» стрелял - такой твой дыра.

И р и н а. Вы, наверно, в Афганистане служили. Или в Чечне.

М а л а ч и. Моя дома война. Мой страна война. Всэ хочет богатый быть. Бандит, много бандит. Банда ходил, улиц стрелял. Твоя деньга нет? - твоя стрелял.

И р и н а. А вы не бандит?

М а л а ч и. Зачем бандит? Моя война не хотел. Бандит приходил, велел, толкал - моя не ходил. Моя не стрелял.

И р и н а. Трусишка зайка серенький?

М а л а ч и. Моя не трус. Моя стрелять не хотел, убивать не хотел, из дом бежал. Бандит приходил, мой мама стрелял, мой папа стрелял, сестренка стрелял, братишка стрелял, всех-всех стрелял. Весь деньга забрал, ушел.

И р и н а. Всю вашу семью?

М а л а ч и. Весь-весь: Табиб, Фарида, Махмуд, Асия... Ночем я из лес приходил, бандит узнавал, находил и стрелял, стрелял. За мама стрелял, за папа стрелял, за сестренка стрелял, за братишка стрелял. За всех стрелял. Киш-миш делал.

И р и н а. Отомстили, значит?

М а л а ч и. Потом лес бежал. Ваш страна бежал. Ваш город пришел, жил.

И р и н а. И давно вы здесь?

М а л а ч и. Город? Дом?

И р и н а. Сколько в нашем городе? Сколько в доме?

М а л а ч и. Город - давно. Дом - не давнО.

И р и н а. Я вас ни разу не видела.

М а л а ч и. Моя низ живет. Мой один живет.

И р и н а. Купили квартиру?

М а л а ч и. Моя деньга нет. Мой снимал квартир.

И р и н а. Ой, достанется вам от хозяйки.

М а л а ч и. Вай-хай, будет сказать. Зачем дом не смотрел, зачем крыша мочил? Иди улиц жить.

И р и н а. Вы уж нас простите - мы ведь не нарочно. А если хозяйка деньги запросит, мы заплатим, вы не волнуйтесь.

М а л а ч и. Моя чужой деньга не надо. Моя своя есть.

И р и н а. Так вроде... мы виноваты.

М а л а ч и. Гнилой труба виноват. Моя слесарь ЖЭК.

И р и н а. Из-за квартиры, наверно, пошли?

М а л а ч и. Она. Моя слесарка жил. Дом хотел. Квартира хотел.

И р и н а. А вы найдите жену с квартирой...

М а л а ч и. Моя девушка был. Тонкий, красивый.

И р и н а. И ее - бандиты?

М а л а ч и. Он домой шел. Вечер был, темно был. Кто-то хватал, юбка рвал... Утром мертвый был.

И р и н а. Бедный вы...

М а л а ч и. Зачем бедный? Моя деньга есть.

И р и н а. Несчастный вы, говорю...

М а л а ч и. Счастный, несчастный. Моя - Малачи.

И р и н а. Простите, я вас обидела.

М а л а ч и. Какая обидела: моя Малачи.

И р и н а. А что ж вы велите мне замолчать?

М а л а ч и. Моя? Молчать? Твоя как зовут?

И р и н а. Ирина.

М а л а ч и. Вот: твой - Ирина, мой - Малачи.

И р и н а. Так вас так зовут?! А я-то подумала...

М а л а ч и. Малачи - значит старший сын.

И р и н а. Старший сын! Какой вы хороший, старший сын. Можно я вас поцелую?

М а л а ч и. Какой-такой целую? Твоя муж есть.

И р и н а. Какой вы смешной, право. Я же так, по-соседски, в знак благодарности.

М а л а ч и. Все равно муж целуй. Твой - жена, его - муж.

                Звонок в дверь.

И р и н а. Ой, это он.

М а л а ч и. Муж - и ключ нет?

И р и н а. У нас один ключ на всех, дети порастеряли. Я ему сто раз говорила: смени замок. А он всё: потом, потом. Вот и пусть под дверью стоит.

                 Звонок повторяется.

М а л а ч и. Муж домой не пускал? Вай-хай!

                  Снова звонок. Еще настойчивей.

И р и н а. Малачи, вы настоящий мужчина?

М а л а ч и. Какой-такой стоящий?

И р и н а. Ну, можете ради женщины в воду, в огонь?

М а л а ч и. Где вода?! Где огонь?!

                  В дверь звонят беспрерывно.

И р и н а. Я тону, я горю.

М а л а ч и. Где? Когда?

И р и н а. Там муж. Понимаешь? Я открою замок, мы с вами обнимемся, муж войдет и увидит...

М а л а ч и. Будет резать, бить...

И р и н а. Да не будет, это там у вас... Ну, пожалуйста, Малачи! Я прошу вас. Так нужно. Ну, Малачи...

М а л а ч и. Айда, ладно!

           Щелкнул замок. Дверь распахивается. Входит В и к а.

В и к а. Ба! Да они, никак, помирились... Эй, тук-тук! К вам люди пришли.

          И р и н а узнает В и к у, вырывается. М а л а ч и не выпускает.

В и к а. Вот это любовь, вот это страсть,  я понимаю... Пардон-пардон, я за дверью. (Удаляется.)

И р и н а. Малачи, да Малачи же! (Вырвалась.) Вот присосался.

М а л а ч и. Какой-такой сосался, твоя сам говорил.

И р и н а. Не до такой же степени. Разыграли - и хватит.

М а л а ч и. Моя бы еще играл.

И р и н а. Ага, сейчас и «сыграешь». Там за дверью одна моя знакомая...

М а л а ч и. Твоя говорил: муж. Зачем обманывал? Такой женщин - обманщиц. Вай-хай!

И р и н а. И ничего не обманщица. Я же не знала, что это Вика.

М а л а ч и. Опять обманщиц: Вика - трава такой.

И р и н а. Да, и трава. Но и имя - Виктория. А кратко Вика и будет.

М а л а ч и. Плохой имя Вика. Викторий зови.

И р и н а. Да она так любит: Вика.

М а л а ч и. Пускай. Зови.

И р и н а. Она экстрасенс, астролог. Мы недавно с ней познакомились. Я у нее сеансы терапии беру.

М а л а ч и. Такой молодой - больной? Вай-хай!

И р и н а. Она нас застукала.

М а л а ч и. Кито? Моя?

И р и н а. Твоя, моя... - Черт! - Я говорю, она подумала, что ты мой муж. Не выдавай меня, Малачи.

М а л а ч и. Малачи когда был предатель?

И р и н а. Вот и я про то. Выручи еще раз.

М а л а ч и. Моя - муж? Айда.

И р и н а. Да подожди ты руки тянуть. Она войдет, я тебя ей представлю как мужа. Ты - Ярыгин Владимир Павлович...

М а л а ч и. Какой-такой Барыгин? Мой не барыга, нэт.

И р и н а. Ну какой же ты непонятливый. Мужа моего так зовут. Он актер драмтеатра. А ты за него. Теперь понял?

М а л а ч и. Отворяй ворота.

И р и н а. Не проговорись, смотри... Войдите!

В и к а. Закончили, что ли? Ну вы даете! (Без перехода) Не понял...

И р и н а. Что-то не так, Вика?

В и к а. Да нет, ничего.

И р и н а. Вот, знакомься: мой муж. Ярыгин Владимир Павлович.

В и к а. Ярыгин? Владимир Павлович?

И р и н а. Да. А что?

В и к а. Да нет, ничего. (Малачи) А можно просто - Владимир?

М а л а ч и. Моя... Твоя...

И р и н а. Он согласен, Вика. Это Вика, Владимир.

В и к а. Ну-ну, очень приятно.

И р и н а. Я пойду, чайник поставлю, кофе попьем. (Уходит.)

В и к а. Значит, вы муж?

М а л а ч и. Она.

В и к а. И давно вы муж?

М а л а ч и. Не давно. Вай, давно.

В и к а. Так давно или нет?

М а л а ч и. Жена проси.

В и к а. А вы сам разве не помните, а,  Вахтанг Петросянович?

М а л а ч и. Моя Валадимир... э-э, ПавлОвич.

В и к а. Занятно, занятно. А дайте-ка я вам по руке погадаю, Владимир ПавлОвич.

М а л а ч и. Рука? Зачем?

В и к а. А там всё написано.

М а л а ч и. Гиде? И нет: чистый рука, свищ был, рука мыл.

В и к а. А сейчас и увидим.

М а л а ч и. Вай, какой горячий рука, какой жаркий кожа!

В и к а. Вы бы знали, какое у меня сердце. Огонь! Тысяча градусов по Фаренгейту. Хотите потрогать?

М а л а ч и. Вай, глаза! Какой южный глаза!

В и к а. А я ведь оттуда, из Палестины. Душа моя там родилась. Я Овен по гороскопу. А вы?

М а л а ч и. Моя... моя тоже баран.

В и к а. Ха-ха, как смешно вы сказали. Значит, мы подходим друг другу. Ну-ка, а что нам скажет рука? Ого! Вас ждет большая любовь.

М а л а ч и. Как дом? Как неба?

В и к а. Ой, а детишек-то у вас сколько будет! Темпераментный вы мужчина.

М а л а ч и. А твоя... твоя муж, он какой?

В и к а. У меня нет мужа.

М а л а ч и. Муж нет? Такой женщин и муж нет?

В и к а. А зачем он мне?

М а л а ч и. Вай-хай!

В и к а. Я свободная женщина.

М а л а ч и. Такой женщин - один?!

В и к а. Свобода и еще раз свобода!

М а л а ч и. Вай, зачем твой свобода дал! Зачем женщин паранджа снял! Такой дети такой женщин и не рожал. Или твоя дети есть?

В и к а. У меня?! Дети?!

Входит с чашечками кофе на подносе И р и н а.

И р и н а. А вот и кофе. Тебе, Вика, с молоком или без? А ты, Мала...дой муж, с чем будешь?

М а л а ч и. Моя, моя... водка бы пил. Твоя водка есть?

И р и н а. Да, дорогой, но кто же пьет водку средь бела дня? Так, Вика, налить молока?

В и к а. Нет-нет. И сахару мне не надо: цвет лица - это всё.

М а л а ч и. Твоя бледный совсем. Айда пей молока. И сахар хрусти.

И р и н а. Закон гостьи, дорогой, - закон для хозяина.

М а л а ч и. Моя... моя тоже закон. Моя водка дай.

И р и н а. Ниче себе! Ты это... (Обрывает, опомнившись.)

В и к а. А почему бы не выпить? Я бы тоже не отказалась.

И р и н а. Да?

В и к а. Да.

И р и н а. Ну это другое дело. Несу. (Уходит.)

В и к а (И р и н е, вдогон). Я закурю?

И р и н а. Пожалуйста. (Ушла.)

М а л а ч и. Твой курит? Зачем?

В и к а. А кто сегодня не курит?

М а л а ч и. Ир. Мой.

В и к а. Раз, два - и обчелся?

М а л а ч и. Раз, два...

В и к а. Выпьем на брудершафт? Да, Мала...дой муж?

М а л а ч и. Моя так не пьет. Моя горе пьет.

В и к а. С горя? А какое у вас сейчас горе?

М а л а ч и. Разный. Мой.

В и к а. Ну-ну.

И р и н а. Вот, принесла. Наливаю. За что будем пить?

В и к а. За знакомство. Не возражаете, молодой муж?

М а л а ч и. Айда. Пьем... Фу, какой горький. Как такой люди пьет?  Вай, хороший какой!..

И р и н а (Малачи). Э-э, ишь, не успел одну выпить - уже за второй тянется. (Отобрала рюмку.)

В и к а. Да пусть бы и выпил, что такого! Мужчин надо жалеть. Да, Ирочка.

И р и н а. Ты думаешь?

В и к а. А то: мужчина - существо нежное. Не так ли, молодой муж?

М а л а ч и. Мужчин -  скал, железо. Не хотит мой вина.

И р и н а. Ты отказываешься? Вот и молодец.

В и к а. А желание дамы? Ты уважаешь дам?

М а л а ч и. Айда, ладно!

И р и н а. А сам скала, железо, сказал...

М а л а ч и. Да, скал. Да, железо. Не давай мой вина.

В и к а. Имей совесть, Ира. Двое хотят выпить. Подчиняйся же большинству.

И р и н а. А я что,  разве я против? Вот, налила. Пейте.

В и к а. Брудершафт, молодой муж?

М а л а ч и. Шафт, шафт. (Выпили и целуются.)

И р и н а. Э-э-э, не так долго! Вика, это всё-таки... муж. (Малачи) И ты... тоже... не забывайся.

М а л а ч и. Всэ, домра давай.

И р и н а. Домру? Какую домру?

М а л а ч и. Вон: стенка висит.

И р и н а. Так это гитара.

М а л а ч и. Давай, давай. Один струна как домра поет. Айда, слушай. (Наигрывает на первой струне какой-то восточный мотив.)

И р и н а. Ой, и, правда, похоже! Да ведь, Вика?

В и к а. Похоже, похоже. А скажите-ка, Валадимир, откуда вы родом?

М а л а ч и. Моя? Моя эта...

И р и н а. Из-под Рязани он.

В и к а. Да-а? Очень похоже.

М а л а ч и. Там такой красивый мест: гора, арык...

В и к а. Это под Рязанью-то?

И р и н а. Он Оку арыком зовет. А гора - там горка такая. Лысая гора называется. Да ведь, Владимир?

М а л а ч и. Он. Совсем лысый гора. (И такого жара припускает на гитарной струне, что или пляши, или плачь.)

В и к а. Артист. Точно: артист.

И р и н а. Да, он актер по профессии.

В и к а. Знаю: ты говорила. А не сыграет ли нам господин актер сценку какую?

И р и н а. Что ты! Театр - это театр. Это нельзя. Даже не вздумай, Владимир.

М а л а ч и. Моя бы играл.

И р и н а. И вообще, у тебя репетиция, ты разве забыл?

М а л а ч и. Петиций? Вай, да, петиций.

И р и н а. Вот и иди, иди, а то опоздаешь. Иди, говорю. (Поднимает из-за стола, выставляет за дверь.)

В и к а. Он всегда у тебя так упирается?

И р и н а. Да нет вообще-то.

В и к а. А всё я, чары мои.

И р и н а. Чары?

В и к а. Да, или любовный гипноз.  Аура у меня такая: мужики падают в пласт. Сейчас вот к тебе еду, только к остановке подошла - «мерс» подкатывает: «Куда желает мадам? Хоть на край света».

И р и н а. Ну?! А ты?

В и к а. Маяковского, 30, говорю, квартира 21.

И р и н а. Ну?! А он?

В и к а. «В шесть сек долетим. Прошу!» Капот обошел, плавно так распахнул дверцу, как перед королевой, и галантно так руку подал. Кстати, Стасом зовут. Ты про Стаса мне лопотала?

И р и н а. Ой, забудь, тут такое было! Лучше вот что скажи.

В и к а. Что?

И р и н а. А хорошо с ними?

В и к а. С кем?

И р и н а. Ну с ними?

В и к а. С любовниками-то?.. Сказка, сказка.

И р и н а. А так бывает?

В и  к  а. Как?

И  р и н а. Вот, как в книге...

В и к а. Ого, «Ночь любви»! Ты такие книги читаешь?

И р и н а. Да, а что? Дамский роман.

В и к а. А ну? (Взяла книгу.) Ого, круто!

И р и н а. Ты вот это место читай...

В и к а. Это?

И р и н а. Да.

В и к а. «Она закрыла глаза, и всё куда-то поплыло, провалилось. И не было ни пространства, ни времени - ничего, и это блаженство длилось вечность».

И р и н а. Бывает так?

В и к а. Конечно, бывает. Это же, как наркотик, прострация, кайф... А ты разве не знаешь? А, ну-ну, поняла, извини. Это у вас какая комната?

И р и н а. Это зал. И она же спальня. У нас, видишь, двухкомнатная.

В и к а. Ого, плазма и какая коллекция к видику!

И р и н а. А что? Не сериалы же смотреть, не мыльные оперы!

В и к а. Да я  просто так сказала. А это, надо понимать, детская?

И р и н а. Она, да.  Здесь вот Танюшка спит, здесь Андрейка.

В и к а. А сейчас они где?

И р и н а. В санатории. Путевку мне на работе дали, вот и поехали.

В и к а. А как же учеба? Год-то ещё не кончился.

И р и н а. А чего тут осталось-то? Так, домучивают.

В и к а. Ну, не знаю... Слушай, а ты как со своим познакомилась?

И р и н а. С кем? С мужем?

В и к а. С мужем, с мужем.

И р и н а. Да ничего интересного. Подруга познакомилась с одним. Мы тогда в институте учились. Ну, он и пригласил ее в кино. А она: «Одна не пойду, подруга обидится». Он: «Вдвоем приходите». Приходим, а он не один тоже. Я  взглянула...

В и к а. И как током, ага?

И р и н а. Что-то вроде этого... А зачем это тебе?

В и к а. Телепатию проверяю.

И р и н а. Так ты еще и телепат?

В и к а. Угу.

И р и н а. Телепат, экстрасенс, психолог, астролог... Да когда ты успела-то?

В и к а. Жизнь долга. Я и сейчас учусь. Гипноз осваиваю.

И р и н а. И зачем это тебе? Вольна как птица. Хочешь - туда летишь, хочешь - сюда.

В и к а. Что правда - то правда. Лечу, лечу. Эскадрилья, взлет?

И р и н а. Уходишь? Уже уходишь?

В и к а. Рандеву, рандеву. Я же тебе рассказала. Стасик ждет. Ну, пока!

И р и н а. А кофе? Кофе-то не попили.

В и к а. В другой раз. Бай-бай!

И р и н а. Звони. Заходи.

В и к а. Зайду. Привет Вахтангу! (Открыла входную дверь.)

И р и н а. Владимиру.

В и к а. Тому и другому. Оревуар! (Исчезла за  дверью.)   

И р и н а. Оре... (Одна, про Вику) Догадалась, что ли? А, и пусть себе думает! А что, ей можно, а мне нет? У неё любовники, и у меня будут.

Звонок в дверь.

Что-то забыла? (Еще звонок.) Иду, иду, Вика.

Входит М а л а ч и.

Малачи?

М а л а ч и. Моя. Один минут можно?

И р и н а. Да конечно. Пожалуйста. Вы простите меня... Некрасиво так получилось. И - спасибо вам, выручили, а то ведь тонула, горела.

М а л а ч и. Твоя спасиб. А тот женщин где?

И р и н а.  Вика?

М а л а ч и. Он.

И р и н а.   Вика ушла. А что?

М а л а ч и. Так и знал, ушел.

И р и н а. Вы что-то хотели?

М а л а ч и. Хотел... не хотел...

И р и н а. Кофе будете?

М а л а ч и. Какой коф, мой и так сон терял.

И р и н а. А давайте я вам дам димедрольчику? Я сейчас найду.

М а л а ч и. Нет, спасиб. Твой таблетка зачем? Твой таблетка не надо.

И р и н а. Да что с вами?

М а л а ч и. Вай, какой был рука! Вай, какой был спина, глаза...

И р и н а. Вы про Вику?

М а л а ч и. Такой женщин, такой женщин!

И р и н а. Блестящая женщина, да, блестящая, да. А я могу нравиться?

М а л а ч и. Твоя тоже красивый. Но тот наш, восточный, девушка. Тот другой.

Звонок в дверь.

Опять твоя муж?

Теперь стук.

Я р ы  г и н (за дверью, затевая розыгрыш). И долго я буду ждать? Прячешь кого?

И р и н а (Малачи). Точно, муж.

М а л а ч и. Муж? Зачем такой говорит?

И р и н а. Пьяный, наверное.

М а л а ч и. Пьяный? Вай-хай!

И р и н а. И что будем делать?

М а л а ч и. Чито? Ворота открыл, муж пустил...

И р и н а. Муж зашел, а тут...

М а л а ч и. ...твой и мой.

И р и н а. Вот именно. «Будет резать, бить...»

М а л а ч и. Как резать? Как бить? Твой другой говорил. Но мой не трус. Пускай своя муж.

И р и н а. Я бы впустила. Да как он поймет?

М а л а ч и. А что: твоя голый, моя голый? Нэт? Нэт.

И р и н а. Скажет, успели одеться.

М а л а ч и. Когда?! Этот минут?

Я р ы г и н. Всё, ломаю дверь. Бросайтесь с балкона! (В шутку трясет дверь.)

И р и н а (Малачи). Поздно! Лучше, спрятаться, Малачи. Прячьтесь куда-нибудь.

М а л а ч и. Мой?! Малачи мальчик? Мужчин?

И р и н а. Но он же пьяный! Да и не так понял. Всякое может быть.

М а л а ч и. Пускай! Моя не бояка, не трус.

И р и н а. А меня вам не жалко? Он же меня обвинит.

М а л а ч и. Вай, да. Моя не подумал. Айда прятай. Куда? Где?

И р и н а. Да хоть куда полезайте. Да вон, в шкаф.

М а л а ч и. Шкаф? Нэт!

И р и н а. Ну, Малачи! Он же уже дверь ломает...

М а л а ч и. Вай-хай! Ладно. Только ради твоя. Сам бы... (Спрятался.)

И р и н а. Иду, иду, открываю... Рюмки, блин! (Бегом за ними - и  туда же их, в шкаф.)

М а л а ч и. Рюмка!? Зачем?!

И р и н а. А куда? Держи. (Сует в руки.) И тихо, тихо сидите... Вот, открыла, всё.

Входит  Я р ы г и н. Он заметно встревожен: затевал розыгрыш, а тут не исключено и обратное.

Я р ы г и н. Где он, гад?

И р и н а. Ты о ком?

Я р ы г и н. Где он, поганец такой?.. Яго, я здесь, выходи.

И р и н а. Да о ком ты? Сплю себе -  стук в дверь, открываю - ты.

Я р ы г и н. А, две чашки! И чайник еще горячий. Где он, ну?

И р и н а. Это Вика ко мне приходила. Это мы кофе с ней пили.

Я р ы г и н. И тебя сон с кофе сморил? Как же, рассказывай! Где он, этот пришлец? Этот крушитель чужого счастья? Наконец-то я поквитаюсь с ним... Выходи, подлый трус.

И р и н а не возьмет в толк, шутит  Я р ы г и н или серьезно, и не знает, как ей вести себя с ним.

И р и н а. Да никого нет, что ты!

Я р ы г и н. Чую нерусским духом пахнет.

И р и н а. Да это Вика курила.

Я р ы г и н. А, зажигалка!

И р и н а. Да говорю же, Вика курила.

Я р ы г и н. Он где-то здесь, здесь!

И р и н а. Да никого нету!.. Чего ищет.

Я р ы г и н. Вылазь - хуже будет!

И р и н а. Вот ведь, а? Ему говорят, а он... Ищи, ищи, если делать нечего.

Делает вид, что хочет уйти в детскую, и тут в шкафу выпадает рюмка из рук Малачи.

Я р ы г и н. Что это?

И р и н а. Тебе послышалось.

Я р ы г и н. Послышалось? А сама изменилась в лице? А ну?! (Распахивает шкаф.) Что это? Откуда?.. Ты кто? А ну выходи! (И р и н е) Нету? Значит, нету? Кто это? Чего ты молчишь?! Я тебя спрашиваю?!

И р и н а молчит.

 (М а л а ч и) Ты кто такой, чудо?

М а л а ч и. Твоя сам чуда. Моя Малачи.

Я р ы г и н. Я тебе замолчу! Кто такой, спрашиваю!

М а л а ч и. Моя не кричи. Моя сам кричать может.

Я р ы г и н. Да ты еще и борзой!?

М а л а ч и. Моя не собак. Моя людь.

Я р ы г и н. Ну-ну, людь, продолжай. Ты откуда здесь взялся? Она привела? Говори!

М а л а ч и. Моя сам пришел. Моя на минут шел...

Я р ы г и н. И на час задержался. Она задержала?

М а л а ч и. Мой сам держал.

Я р ы г и н (Ирине). Ты, ты держала?

И р и н а. Я, я. Доволен?

М а л а ч и. Ее врет. Моя, моя виноват.

Я р ы г и н (себе). Выгораживают друг друга... Вы заодно? Спелись? Успели? Говорите! Не то я не знаю, что с вами сделаю. Ты!.. Ты!

М а л а ч и (И р и н е). Говори, как дел был.

Я р ы г и н. Дело? Значит, всё было. Значит...

М а л а ч и. Ничего не был. (И р и н е) Не молчи, а? Твоя муж такой говорит - твой молчишь.

Я р ы г и н. А что она может сказать?! Что она скажет!? И не надо ничего говорить - и так ясно. (И р и н е) Пообещала - и сделала? Так?

И р и н а. Так.

М а л а ч и. Врет! Ее врет. Ничего он не делал.

Я р ы г и н. Молчи. А ты молчи. (И р и н е) Говори ты. Ну!

И р и н а. Не буду я ничего говорить.

Я р ы г и н. Всё сказано? Понимаю. Зачем. Действительно... Хорошо, я тоже не буду. Оба - за дверь - шагом марш! Я говорю, уходите. Вы не поняли? Вон оба отсюда, вон!

М а л а ч и. Он не виноват, нэт. Это мой пришел.

И р и н а. Да не оправдывайся ты.

Я р ы г и н. Вон, вон, вон! (Топает ногами.)

И р и н а. И уйду. И уйдем. Пошли, Малачи.

Я р ы г и н. Убирайтесь!.. Гады! Предатели!.. Шлюха!

М а л а ч и. Вай, какой слов говорит!

И р и н а. А ты не слушай, не слушай.

М а л а ч и (И р и н е). Твой оставайся. Нэт?

И р и н а. Идем, и-дем.

Я р ы г и н (один). Ушла! Так ведь и ушла. Значит, было, было. И с кем, с кем!.. О, я несчастный! Обманутый Лир, посрамленный Макбет... Украсила, рогами украсила. А ведь я хотел подшутить, разыграть: «И долго я буду ждать? Прячешь кого?» А она действительно прятала. И куда? В шкаф! О, как низко, как подло! А я-то думал... Я думал, что это просто угрозы, что ничего не будет. Не было? Есть! Рогоносец, я рогоносец, не помышлявший ни разу, и мысли не допускавший - я рогоносец. Я лось, я стадо лосей. Му-у - и копытом, копытом! Му-у!.. Как больно, как больно! Но я отомщу. О, как я отомщу! Ни одной юбки не пропущу, ни единой! Берегись, бабский род: я тебе объявляю войну. Бойтесь, бабы: разведенки, замужние, наставившие рога и сами носящие панты. Бойтесь, девки оторви да выбрось! Бойтесь, девственницы! Ни одну не щажу. Всех заламываю. Без разбору. Без оглядки на возраст и цвет волос, на характер и нравы. Вызываю на бой, и я побежу. Для меня вы все на одно лицо, и я буду со всеми, как с каждой. И месть моя будет ужасна. Клянусь!

Входит В и к а.

В и к а. Тук-тук-тук! У вас не закрыто...

Я р ы г и н ( в сторону). Жертва первая!

В и к а. Я снова не вовремя? Ой!

Я р ы г и н. Входите-входите. Вы, наверно, к Ирине?

В и к а. Да, а она дома?

Я р ы г и н. Нет, но сейчас подойдет. Располагайтесь. Чай? Кофе?

В и к а. Да я, собственно... я уже тут была. Я зажигалку забыла.

Я р ы г и н. Так это ваша?

В и к а. Моя.

Я р ы г и н. Она вот тут, она на трюмо лежала. (Подает.) Курите.

В и к а. Спасибо. (Закуривает.)

Я р ы г и н. Терпеть не могу женщин курящих, но вы так курите  - залюбуешься. Эта рука, поворот головы...  хоть картину пиши.

В и к а (кокетливо). Может, напишите?

Я р ы г и н. А что, это идея. Сейчас и начнем.

В и к а. Вы умеете?

Я р ы г и н. Говорят, что да... Обнажите грудь.

В и к а. Так сразу? А нельзя без секса?

Я р ы  г и н. Это не секс. Эротика.

В и к а. А вернется жена?

Я р ы г и н. Не вернется.

В и к а. Не понял. Так вы меня обманули?

Я р ы г и н. Удовлетворил ваше желание.

В и к а. Желание? Вы читаете по глазам? По руке?

Я р ы г и н. По тому и другому.

В и к а. И что же вы прочитали?

Я р ы г и н. То, что ваше имя Виктория. Вы не замужем. По профессии хиромант, астролог, экстрасенс.

В и к а. Потрясающе! Впервые вижу мужа, так предупредительно осведомленного женой обо всем. По-вашему, это плюс? минус?

Я р ы г и н. Умножить и разделить... Натура готова?

В и к а. А вы мне начинаете нравиться. Это опасно?

Я р ы г и н. Для вас? Для меня?

В и к а. Для одной интересной особы, чье имя Ирина.

Я р ы г и н. С мужьями подруг ни-ни?

В и к а. Мы перешли Рубикон?

Я р ы г и н. Мы на подходе к Эльбрусу.

В и к а. А там, за ним - перевал. Нет, привал. Мы добредем до привала?

Я р ы г и н. Не добредем - долетим. Впрыгнем в такси - и в мотеле.

В и к а (возражает, уточняя). В горах - охотничий дом. Мотель - на автостраде.

Я р ы г и н. Заскочим туда по пути,

а там зависнем на сутки.

Метель будет сутки идти, 

и часом будут минутки.

В и к а. Сти-хи! Похвальный экспромт. Вы тоже, я вижу, многостаночник. Поэт, живописец, комедиант.

Я р ы г и н. Мы видались в театре? Я читал монолог берендея и, увидев вас в конусе света, возомнил себя Мизгирем? Так и было, я помню.

В и к а. Я, на самом деле, видала вас царем берендеев. Мне понравилось. Вы талант.

Я р ы г и н. А вот это неправда. «Снегурочку» еще только лепят из снега. (О рукописи на тумбочке трюмо) Вон пороша, 110 листиков с ксерокса Фуджи.

В и к а. Соврала. Сознаюсь. Но порой и неправда приятна. Согласны?

Я р ы г и н. Да. О, да! Мы летим?

В и к а. На такси в дом охотника?

Я р ы г и н. В дом охотника в коллективном саду N 137. На шашлык и вино.

В и к а. За неструганный стол на две персоны?

Я р ы г и н. Под интимное бра, где гора серебра мельхиоровых ложек...

В и к а (подхватывает, подыгрывая). Я согласна. О, Боже!

Оба смеются.

Я р ы г и н. Ну так да или нет?

В и к а. Это разве ответ?

Ярыгин увлекает за собой Вику. Вернее, Вика сама следует за ним неотступно.

Я р ы г и н. Ну так да или нет?

В и к а. Не ответ. Не ответ.

 

 Квартира этажом ниже. На кухне  И р и н а  и  М а л а ч и.

И р и н а. Да не хочу я есть.

М а л а ч и. Твой когда-нибудь плов кушал?

И р и н а. Да сто раз: у меня дети любят.

М а л а ч и. Вот, кушал. А плов надо не кушать, а лопать, потому что это не твоя плов, эта другой. Тут и аджик, и  трава... э-э, чево только нет! Айда лопай.

И р и н а. Ну не хочу, правда.

М а л а ч и. Ты только один ложка съешь, потом твой за уш не оттащишь. Ну, один ложка, один!?

И р и н а. Одну съем. Чтоб не обидеть хозяина. Ум-м, правда, вкусно! Малачи, да ты кулинар. Тебе только в ресторане работать.

М а л а ч и. Вай-хай, моя и был ресторан. Бандит зачем приходил? Знал: деньга есть. И банда звал моя почему? Автомат, пулемет деньга стоит... А моя не дал, не пошел.

И р и н а. И правильно сделали.

М а л а ч и. Один жалко: мама нэт, папа нэт, сестренка нэт, братишка... тоже нэт.

И р и н а. Малачи, вы плачете?

М а л а ч и. Мой не плакает, нэт. Мой мама вспомнил, мой папа вспомнил, сестренка, братишка. И-эх!..

И р и н а. Да не горюйте вы так. Ведь их не вернешь.

М а л а ч и. Моя виноват. Надо был дом сидеть, а моя ресторан ушел, рабочий дня шел. А бандит приходил...

И р и н а. Да не вспоминайте вы. Вам же хуже. Ну не вернуть же, не вернуть.

М а л а ч и. И ресторан жалко.  Такой вкусный блюд, много народ ходил и всэ хвалил. А теперь там китайский кухня, вонючий, бэ... И как такой люди ест?

И р и н а. Ну почему? У них тоже вкусно.

М а л а ч и. Твоя ел?

И р и н а. Нет.

М а л а ч и. Иди ешь - бэ...

И р и н а. Ну, Малачи, я же кушаю.

М а л а ч и. Вай-хай, забыл. Моя больше не будет. Твой ешь, ешь.

Звонок в дверь.

Хозяйка, вай! За деньга пришел.

И р и н а. И пускай. А что? Или у вас денег нет?

М а л а ч и. Какой деньга. Вон крыша - совсем мокрый.

И р и н а. Ой, правда. А я и забыла.

М а л а ч и. Пускать? Нэт?

И р и н а. Не знаю. А то, что я здесь, вам за это не будет?

М а л а ч и. Малачи мальчик? Мужчин? Малачи девушка нэт?

И р и н а. Ну открывайте тогда.

М а л а ч и. Кито?

Я р ы г и н (за дверью). У вас ключ можно оставить?

И р и н а. Хозяйка? Она?

М а л а ч и. Нэт. Какой-то мужчин. (Открывает.)

Я р ы г и н. Соседей нет дома... Тьфу, черт! Опять эта азиатская морда.

М а л а ч и. А твой морда какой? Ключ - дай, жена твой здесь.

Я р ы г и н. Здесь?! (Заглянув) Ну-ну, поздравляю. Держи, самурай, кладенец.

М а л а ч и. Сама мурай.

Я р ы г и н (И р и н е). Покрепче запрись, а  то тут соседей много. Хотя нет, не запирай. Пусть взвод придет. Бешентус маткус - это серьезно.

И р и н а. Говнюк! Ты говнюк, Ярыгин.

Я р ы г и н. Лось, всего лишь лось, который станет стадом лосей. Гуд бай, рекордсменка Гинесса!

И р и н а (вслед). Верблюд! Ишак! Попугай. Повторюшка дядя хрюшка... (Плачет.)

М а л а ч и. Опять слёз! Не плакай, а. Зачем?

И р и н а. Ага, а то не обидно.

М а л а ч и. Вай-хай! (Идет к окну.) Це-це-це.

И р и н а. Ты чего там увидел?

М а л а ч и. Вик там. Вай! И твоя муж. Месте.

И р и н а. Где?

М а л а ч и. Туда смотри.

И р и н а. Точно. Вот гад! Они вышли вместе?

М а л а ч и. Нэт. Вик один стоял, потом дверь хлопал, из дверь твоя выходил. И вот два, он и он. Вай-хай! (Отходит от окна.)

И р и н а. Пошли. Куда-то пошли... Малачи, они куда-то пошли.

М а л а ч и. А твоя чиво? Пускай ходит.

И р и н а. Ага, а вдруг куда не надо пойдут.

М а л а ч и. Куда не над?

И р и н а. Ты что, ребенок, что ли? Куда могут пойти мужчина и женщина?

М а л а ч и. Кина. Кабак. Фи!

И р и н а. Какой тебе «фи»! Чёрт! Такие в кино не ходят. И в ресторан тоже.

М а л а ч и. Зачем?

И р и н а. Им другое надо.

М а л а ч и. Другой?

И р и н а. Ну, право слово, ребенок... (С досадой) А всё  из-за меня. Какой черт дернул?

М а л а ч и. Опять слёз... Да не виноват твой.

И р и н а. Зачем не призналась, дура?

М а л а ч и. А мой говорил.

И р и н а. И ему бы сказал.

М а л а ч и. А мой не говорил? Нэт?

И р и н а. Да говорил, говорил. Ну я-то, дура! И чего в бочку полезла? И он тоже, дурак такой: взял и поверил. Ну не дурак разве, а? Ему горбатого лепят, а он верит. Тоже дитя дитем.

М а л а ч и. И он дети?

И р и н а. Ты в одном дите, он в другом.

М а л а ч и. А твой, твой не дети?

И р и н а. И сразу обиделся. Да я же так, да  и правда это.

М а л а ч и. Малачи мужчин! Малачи с десять лет мужчин.

И р и н а. С десяти?!

М а л а ч и. Он. Мой невест только родился, мой десять лет был. Вырос он, мой калым бы платил - и он мой жена бы был... Бандит, проклятый бандит!.. Зачем мой след не ходил - невест мой живой бы был. (С чувством) ПроклЯтый времён наступил! Плохой, злой. Будь прОклятый этот времён. Война, стрельба. Улиц - один бандит. Телевизор - опять он: война, стрельба и в каждом кина бандит. Вай-хай, где тот, хороший времён? Всэ друг. Хоть черный, хоть белый. Хоть сулейман, хоть христиан - все за один. И один сильный страна, сильный всех. А теперь ни твой не сильный, ни мой, ни  чей. Один Америк шишкарь. Везде нос сует. А был бы мы сильный - он бы тих сидел, дом сидел и окна смотрел. (Пренебрежительно) Такой дрянский страна, а ему вся мир рот глядит. Тьфу! Мой бы был президент,- этот Америк бы...

И р и н а. И что было бы?

М а л а ч и. Этот Америк - мой рот бы глядел.

И р и н а. И как бы ты это сделал?

М а л а ч и. Мой бы сказал: твой - друг, мой - друг, айда один страна жить. И этот Америк сидел бы себе сидел, окна глядел... Твоя чай хотит?

И р и н а. Спасибо, чаю не надо.

М а л а ч и. Моя чай - он другой.

И р и н а. А я знаю. Ну наливай, раз так.

 

 Садовый кооператив на берегу речки. Очень красивая местность. В домике за столом В и к а. Входит В л а д и м и р с шашлыками на шампурах.

В л а д и м и р. А вот и они, гвозди программы.

В и к а. Тогда уж не гвозди - шурупы. (Поднимая тост.) За резьбу-мясо?

В л а д и м и р. А дымятся-то как! Ум отъешь и титьки в кровь исчешешь... Пар-дон. Но народ у нас острослов. За народ-острослов?

В и к а. А кто-то интим обещал...

В л а д и м  и р. Айн момент, будет. (Завешивает окно. Включает бра.) Вот: ынтим? Ынтим.

В и к а. А под интим и тост соответственный. СлабО?

В л а д и м и р. Слабо. Но - поднатужусь, скажу. (Молчит.)

В и к а. Я жду.

В л а д и  м и р. Когда вот так вот, специально...

В и к а. А в городе ты был златоуст.

В л а д и м и р. Мы стали на «ты»?

В и к а. А че церемониться?

В л а д и м и р. Тогда влёгкую! Давай выпьем за то... нет, не так.

«Пусть будет ночь, пусть будут зеркала

и канделябры с бликами на ножках,

чтоб тень упасть во всю длину могла...»

В и к а. Хм, романтично...

В л а д и м и р. «Чтоб тень упасть во всю длину могла

и закачаться кучером на дрожках...»

В и к а. И эротично.

В л а д и м и р. «Иль даже так: пароприимный дом,

под дверью кашляет костлявая старуха...»

В и к а. Ого, круто!

В л а д и м и р. «Там двое заперлись, им хорошо вдвоем,

и старая к замку прилаживает ухо...»

В и к а. А дальше?

В л а д и м и р. А дальше непечатное.

В и к а. Хочу непечатное. Хо-чу!

В л а д и м и р. Ну тогда - правду: забыл.

В и к а. Какая жалость. Но и за это я выпью с превеликим удовольствием. Стоп-стоп, и, разумеется, на брудершафт. И пить только до дна.

В л а д и м и р. А то как же!

Выпивают. Невинный поцелуй, перерастающий в исступленные, неистовые лобзания.

 Затемнение. Темнота.

 

 Тьма рассеялась. Квартира Ярыгиных.

И р и н а (одна). Утро. Уже утро. С ними всё ясно. Со мной тоже.

Одевается. Марафетится. Только за дверь - Я р ы г и н навстречу.

Я р ы г и н. У-тю-тю-тю! Куда это мы собрались?

И р и н а (пикируясь). Куда-то.

Я р ы г и н (так же). И всё же?

И р и н а. Туда, где был ты.

Я р ы г и н. Я? А где я был?

И р и н а. Тебя надо спросить.

Я р ы г и н. Спрашивай.

И р и н а. Нет нужды: я и так знаю.

Я р ы г и н. Да? Телепатические способности?

И р и н а. Именно. Я видела аж с высоты четвертого этажа, как двое: он и она - медленно отплывали от подъезда. Он был высок и когда-то красив, она целомудренна и несчастна.

Я р ы г и н. Когда-то? Вчера?

И р и н а. Тебе виднее.

Я р ы г и н. И никуда ты не пойдешь.

И р и н а. И спрашивать не стану. Отойди.

Я р ы г и н. И не подумаю.

И р и н а. Освободи дорогу.

Я р ы г и н. Не освобожу.

И р и н а. Ну не сейчас, так завтра...

Я р ы г и н. Что завтра?

И р и н а. А то же, что ты.

Я р ы г и н. Что Я?

И р и н а. Что ты.

Я р ы г и н. И чтО я?

И р и н а. А то самое.

Я р ы г и н. А нельзя ли точнее?

И р и н а. Точнее незачем.

Я р ы г и н. А мне бы хотелось.

И р и н а. А много не будет?

Я р ы г и н. Не думаю. Всё же?

И р и н а (внезапно). Подлец!

Я р ы г и н. Что?!

И р и н а. Подлец и ничтожество.

Я р ы г и н. Слова выбирай.

И р и н а. Ну ударь. Это тебе всё равно не поможет.

Я р ы г и н. Угрозы? А мы их уже слышали. И даже видели результат.

И р и н а. И на здоровье! И кушайте.

Я р ы г и н. А мы подавились. (С угрозой) Я не шучу.

И р и н а. Я тоже.

Я р ы г и н. Что было вчера? Быстро!

И р и н а. То же, что у тебя сегодня.

Я р ы г и н. Мне надоели загадки.

И р и н а. А мне нет.

Я р ы г и н. Хорошо, тогда я расскажу...

И р и н а. Уроки Филозовой?

Я р ы г и н. Какая Филозова?

И р и н а. Ты даже и фамилию не спросил?

Я р ы г и н. Так это... Ты зубы мне не заговаривай. (По слову) Что было вчера?

И р и н а (не сразу, зло). Секс, изощренный секс! Мы совокуплялись и стоя, и сидя...

Я р ы г и н. Я ведь ударю...

И р и н а. Только попробуй... А потом он делал из меня камастутру.

Пощечина.

Я р ы г и н. Дрянь!

Еще одна.

И р и н а. А потом он меня насиловал, как рота солдат, и ты теперь лось, ты стадо лосей.

Я р ы г и н замахивается снова, но на этот раз опускает руку: Ирина  заплакала.

И р и н а (внезапно, с надломом). Дурак! Ничего не было!


Я р ы г и н. Как не было?.. Я хотел сказать...

И р и н а. Дурак! Дурак! Дурак! Я просто хотела позлить тебя. И позлила.

Я р ы г и н. Позлила?

И р и н а. Да. У нас ничего не было и не могло быть.

Я р ы г и н. И не могло быть?

И р и н а. Да-да-да! Ты за кого меня держишь?.. Десять лет ты меня держал на коротком допинге, а я буйства плоти хочу, зверского праздника. Я женщина, всё при мне! А ты? Да муж ли ты? Был бы муж - увидел, почувствовал...

Я р ы г и н. А я? Разве нет?

И р и н а. И это ты называешь да?!

Я р ы г и н. Но ты бы сказала. Ты почему раньше-то не сказала? Я бы...

И р и н а. Я женщина, я жена, не любовница. С ней-то всё обсудил?

Я р ы г и н. О чем ты?

И р и н а. Колись: было - не было? Ну, чего молчишь? Страшно? Бойся. Бойсь. Если я с цепи сорвусь, ничто не удержит. Ничто и никто. Ни ты, ни дом, ни семья. Ну так, ответишь ты?

Я р ы г и н. Нет.

И р и н а. Значит, было. И теперь я вольна. Вот мое кольцо обручальное. (Подает.) Я возвращаю его тебе. Отныне я тебе не жена. (Хочет уйти.)

Я р ы г и н. Стой! Постой. Я тебя не пущу. Не пущу!

И р и н а. Ярыгин, поздно. Ты свой выбор сделал. Гуд бай!

Я р ы г и н. Но послушай...

И р и н а. Говорить больше не о чем.

Я р ы г и н. Нет, есть о чем!

И р и н а. Что еще тебе, дурачок!?

Заревела, ушла в детскую, заперлась там.

Я р ы г и н. Попал, вот попал! Ты Данден, Ярыгин, ты дурден. Жоржик! Коржик!.. Ирина, открой, Ирина. Ну, открой, слышишь? Ирина!.. Не открывает. И не откроет. Что делать, что делать? Допрыгался, доигрался, догрозился. А ведь она сделает, сделает, я ее знаю. Не допущу, не дам... (И р и н е) Я не принимаю твое кольцо, не принимаю. Вот оно, я закатываю его под дверь. Оно уже катится. Закатилось. Надень его. Я не отпускаю тебя. Мы остаемся мужем и женой... Что это? Форточка? Хлопнула форточка? Кольцо! Она выбросила кольцо!.. Ирина, ты выбросила кольцо? Ты выбросила?.. Да конечно, или я не знаю ее. Сейчас же надо поднять, подобрать... Я сейчас вернусь. Я на минутку. Я быстро, Ира!

Убегает, не закрыв в спешке дверь. Проходит какое-то время, на пороге появляется В и к а.

В и к а. Тук-тук-тук! У вас опять не закрыто. Ира? Владимир? Вальдема-ар? Вальдемарус? Никого нет. Где они?

Дверь детской распахивается.

И р и н а. Вальдемар, значит, Вальдемарус?

В и к а. Ой, ты дома? А я-то думала...

И р и н а. Вальдемар, да, Вальдемарус?

В и к а. Ну допустим, и что?

И р и н а. А то! ГдЕ вы были вчера?

В и к а. Мы, вчера? Где мы были вчера?

И р и н а. Не прикидывайся. У тебя?

В и к а. С чего ты взяла? Видела, как мы выходили?

И р и н а. В точку! Вот что значит телепат, экстрасенс, хиромант.

В и к а. А ты думала! И кузнец, и жнец, на дуде игрец. Не то что некоторые.

И р и н а. И на хэ-хэ игрец? Сбацала?

В и к а. Ну это трудно сказать.

И р и н а. Не соврала - уже ладно. А может, всё же врежешь её, правдулю-матку?

В и к а. Зачем? Она же не такая, чтоб очень.

И р и н а. Можешь не говорить. Я и так знаю. Он весь твоими духами пропах.

В и к а. Духами? А что, духи как духи. Такими мажутся все, кому по карману.

И р и н а. Ты мой кошелечек не трожь. Он мал, да пречист. Я не обдуриваю дур вроде меня.

В и к а. Я шарлатанка, по-твоему? Учила-учила, лечила-лечила...

И р и н а (подхватывает, передергивая). И залечила насмерть. Я развожусь. Завтра же.

В и к а. А почему не сегодня?

И р и н а. А ведь точно!.. Свидетельство. Паспорт. (Сложила в сумочку.)

В и к а. Вот. И с ветерком!

И р и н а (в дверях). Вытолкала бы тебя в шею, да хахаля твоего жалко. Без ключа в квартиру не попадет, настоится да отстоит себе что-нибудь. А куда вы с ним без этого?

В и к а. Завидуешь? Знаю. Зато его обучу - глядишь, и ты без таблеток обойдешься.

И р и н а. Засунь их себе... знаешь куда?! (Открывает дверь и уходит.)

В и к а (вдогонку). Я не фригидная. Береги попу. Ветер на улице. Последнее выдует... Психованная. Хотя пусть себе бесится, мне-то что! Я его силком не брала, сам лез. Так что: всё хорошо, всё прекрасно. (Поёт) Тири-ра-ра, тарам-барам!

Незамеченным вошел Я р ы г и н.

Я р ы г и н. Радуешься?

В и к а. А что, плакать, что ли?

Я р ы г и н. Нет, причитать.

В и к а. Так я и заплакала. Давай грузи. Только не толкай мне фуфло. Не люблю.

Я р ы г и н. Ты сделала это нарочно?

В и к а. Что?

Я р ы г и н. Влезла в нашу семью.

В и к а. Я? А кто меня на дачу повез?

Я р ы г и н. Я про другое. Говори, когда спрашивают!

В и к а. А ты мне кто? Прокурор? Или, может быть, муж? Если так, я отвечу.

Я р ы г и н (с угрозой). Ты скажешь - нет?!

В и к а. И что будет?.. Все равно она уже не твоя.

Я р ы г и н. Что?!

В и к а. А то. Ускакала в загс и сейчас, наверное, капает слезами на бумагу, и кляксы расплываются кругами.

Я р ы г и н. Она ушла?!

В и к а. А ты думал, тебя станет дожидаться?

Я р ы г и н (ищет). Ира, Ир!

В и к а. Фома неверующий. И он же фомка.

Я р ы г и н. Ну всё! Давай уходи.

В и к а. Ты гонишь меня?

Я р ы г и н. Прогоняю.

В и к а. А я никуда не пойду.

Я р ы г и н. Не пойдешь, так вылетишь.

В и к а. Не вернешь, дурачок. Я психолог, я знаю.

Я р ы г и н. Ты уйдешь или нет?!

В и к а. Я-то уйду, а вот ты, когда чего-то захочется, ко мне не приходи. Не получишь. А еще прибежишь, как миленький...

Я р ы г и н. Да что ты о себе возомнила? Ну переспали, и что?

В и к а. Ничего. Но помяни мое слово.

Я р ы г и н. Да плевать я хотел! Ты ушла?!

В и к а. Ухожу. Но не прощаюсь, а говорю: до скорого! Очень скоро ты приползешь ко мне, а я еще подумаю, брать тебя или нет?

Я р ы г и н. Что?..  Да не хочу я с тобой разговаривать. Отойди, мне нужно закрыть дверь.

В и к а. За ней побежал?

Я р ы г и н. Не твое дело.

В и к а. Поздняк метаться!

Я р ы г и н. А вот увидим.

В и к а. И смотреть нечего. Уй! Ты чуть руку мне не прищемил.

Я р ы г и н. Прищемить бы тебе другое место! Навечно.

В и к а. Один такой прищемил - у самого до сих пор отёк.

Я р ы г и н. Ой, надоело, всё. (Спасается бегством.)

В и к а (вдогонку). Моя победа, моя!.. Соблазнить черномазика, что ли? То-то будет комедь.

 

Малачи на кухне. Забеливает на потолке следы потопа.

М а л а ч и. Был крыша мокрый - стал не мокрый. Был пятно - нет пятно.

Входит В и к а.

В и к а. Привет малярам!

М а л а ч и. Моя не маляр. Моя слесарь ЖЭК.

В и к а. Для слесаря у меня дома работа тоже найдется. Едем, котик?

М а л а ч и. Моя не котик. Моя Малачи.

В и к а. А кто-то говорил, что Владимир.

М а л а ч и. Это Ир велел. Говорил: моя - муж.

В и  к а. Ирина? А что же вы согласились?

М а л а ч и. Он беда был: вай, горю, вай, тону!

В и к а. И вы не дали ей утонуть, сгореть. А мне дадите?

М а л а ч и. Твоя тоже пожар?

В и к а. Потоп. Вот здесь. Здесь вот.

М а л а ч и. Тот раз говорил огонь, теперь - вода. Обманщиц ты.

В и к а. Обманщица? Затопило, захлестнуло водой. Вулкан полыхал, рванул и - цунами.

М а л а ч и. Какой-такой нами?

В и к а. Цу-нами. Это волна такая большая. От катаклизма в море. Всё сносит на своем пути. Снесет и тебя, котик.

М а л а ч и. Моя плавать умел. Моя море был. Шторм плыл. И твой цунам моя ничаво.

В и к а. А сейчас и увидим. В доме музыка есть?

М а л а ч и. Музык? Зачем твоя музык?

В и к а. Надо, котик, надо. Давай, включай.

М а л а ч и. Приемник? Радиво?

В и к а. Пойдет и радио, лишь бы музыка.

М а л а ч и (включив). Есть музык! Он?

В и к а. Сама подстрою. (Находит нужную волну.) Вот что надо! Танцуйте. Что вы стоите? (Пританцовывает.)

М а л а ч и. Моя такой не умеет.

В и к а. А какой?

М а л а ч и. Мой. Другой. (Показывает.)

В и к а. Ну кто же, котярочка, так танцует? Смотри, как надо.

М а л а ч и. Вай, цыган, цыган!

В и к а. Мы и не то умеем. А? Как?

М а л а ч и. Вай! Вай-вай!

В и к а. А ну глазенки не закрывать! Глядим во все глаза. Смотрим. Виснем.

М а л а ч и. Вай, гипноз, гипноз.

В и к а. А вот это ты видел?

М а л а ч и. Вай, плеч! Вай, какой плеч! А спин! «Алла, бисмилла, ибн рахим...»

В и к а. Ты чего там бормочешь? Сюда! Глаза!

М а л а ч и. Малачи нельзя этот смотреть.

В и к а. Малачи мальчик? Малачи не мужчина?

М а л а ч и. Малачи - он мужчин. Но он сулейман.

В и к а. Мусульманин? А вот ему моет ноги его мусульманская жена. Так и вот так.

М а л а ч и. Мохамад, сюда, Мохамад! Спасай Малачи, выручай Малачи.

В и к а. А вот это вам? А? А вот это?

М а л а ч и. Вай, пропал, пропал!

Входит И р и н а.

И р и н а. Что за стриптиз? Малачи, Малачи!..

М а л а ч и. Ир, сюда! Вай-хай Малачи.

В и к а (И р и н е). Тебя звали? Чего приперлась?

И р и н а. Тебя не спросила! Прикрой стыд, гейша.

В и к а. Стесняешься? Ах-ах, стыдно. А остров Лесбос, слабО? Так и вот так. МОгешь?

И р и н а. Бесстыжая! Совсем стыд потеряла.

В и к а. Не больше, чем ты: «Я места себе не нахожу, вынуждена глотать таблетка, а он!..»

И р и н а. Тайну исповеди?! Да ты!..  я не знаю кто ты! И такой я доверила свою душу.

В и к а. Да ладно, остынь... Ну, ты собираешься, Малачи? Мы уходим, едем?

М а л а ч и. Мой, моя... Моя занят сейчас. И гость вот пришел.

В и к а. Хороша гостья. Не звали - нарисовалась.

И р и н  а. Я за ключами. Малачи, мне ключи не оставили?

М а л а ч и (В и к е). Вот! Ее ключ нет.

В и к а. Нарочно где-то оставила.

И р и н а. Я?!

В и к а. А у меня тоже нет. Я свои потеряла.

М а л а ч и. И твой нет?

В и к а (обоим). Представьте себе! И ночевать мне сегодня придется здесь.

И р и н а. Здесь?

М а л а ч и. Здесь? Этот квартир?

В и к а. «Он». Даже еще точнее скажу. Вот на этой кровати. И мне уже спатеньки пора. Я ложусь. Приглушите светик, любезные. Сон-час, сон-час.

И р и н а. Вот нахалка!

М а л а ч и. Зачем нахал? Он же сказал, ключ нет.

И р и н а. Да есть у нее ключи. Вот, брякают в сумочке.

В и к а. А чужие вещи трогать нельзя. Разве в школе тебя не учили?

М а л а ч и. Он не трогал, он тряс.

И р и н а. Слышишь? «Тряс». А этикету - это тебе учиться.

В и к а. Может, подучишь ты? Ты такая культурная: «Да, дорогой, но кто же пьет водку средь бела дня?» Вот прикол! Сказала бы прямо: мой сосед-любовник, знакомься. Развела мазохизм.

М а л а ч и. Моя не любовник, нэт. Зачем такой говоришь?

В и к а. Уф, надоели, зануды. Пойду, где не нудь.

И р и н а. С богом, нудистка!

В и к а. Нудистка - совсем от другого корня. Грызи, грамотейка, букварь.

И р и н а. Да иди ты...

В и к а. Сама топай... Ну так едешь - нет, Малачи?

М а л а ч и. Мой, моя... мой не мой.

В и к а. Каламбурчик! Ну, пока, Пигмалион.

М а л а ч и.  Мой не она, мой не он. (И р и н е) Что он этой сказал?

И р и н а. Ерунду! Ерунда, ты не слушай.

В и к а (И р и н е). Будь и ты здоровенька, Галатея Милосская.

И р и н а. Может, Венера?

В и к а (Малачи). Здоровеньки булы, статУй.

М а л а ч и. Мой не памятник. Моя не статУй...

В и к а. Узнаем. Может, даже сегодня. Я вернусь, монумент. (Уходит.)

М а л а ч и. Мой... Вай, ушел! Женщин черт, женщин фурий. Цунам!

И р и н а. Цунами. Надо говорить: цунами... Хоть бы дети скорей приехали, что ли.

М а л  а ч и. Дети? Твой один детей?

И р и н а. Двое.

М а л а ч и. Два?

И р и н а. Да. Мальчик и девочка. Старший - сын.

М а л а ч и. Это хорош, очень хорош. Будет кто обижать сестренка, он ему - раз! - и тумак.

И р и н а. Да, он такой, защитник. Как они там? Вдруг там холодно или кормежка плохая?

М а л а ч и. А он гиде?

И р и н а. В санатории.

М а л а ч и. Санаторий? Там сегда хороший погод и кормежка ням-ням. Моя был один раз. О! Зелен-зелен всэ, воздух - вай! А какой море большой, Каспийский. Как качелка, волна: твой туда-сюда, твой туда-сюда... Твой детишка - он море, нет?

И р и н а. Нет. Они тут, недалеко. Часа два езды.

М а л а ч и. Айда езди к нему. Ай, радость для дети: мамка пришел.

И р и н а. Да вот надо бы съездить. Съезжу. Как дела утрясу.

М а л а ч и. А какой твоя дел?

И р и н а. На развод подала.

М а л а ч и. На развод? Вай-вай-вай! А детишка? Без папа, без мама... Пропадет твой детишка, вай!

И р и н а. Не пропадут, не беспокойся. Как-нибудь подниму, воспитаю.

М а л а ч и. Моя тоже есть дел. Хотел родин быть. Дом бы смотреть - живой? нэт? Да нельзя мой туда, нельзя.

И р и н а. Да, у вас там вражда, кровная месть.

М а л а ч и. Кров-кров, много кров.

И р и н а. Но ничего, не навсегда же это. Когда-нибудь везде будет мир.

М а л а ч и. Когда? Один год? Десять?

И р и н а. Если бы знать.

Звонок в дверь.

И р и н а. Если муж, меня нет. (Спряталась.)

Входит Я р ы г и н.

Я р ы г и н. Ира не у вас?

М а л а ч и. Ир? Нэт.

Я р ы г и н. Если придет, скажите, что я дома и очень ее жду.

М а л а ч и. Буду говорить. Ладно.

Я р ы г и н.  Спасибо. Слушай, друг, у тебя не найдется чего-нибудь выпить?

М а л а ч и. Алкоголик? Нэт?

Я р ы г и н. Если честно, то домой идти не хочу. Одному плохо.

М а л а ч и. Моя тоже один, и ничаво.

Я р ы г и н. Вот и будем вдвоем. Я войду?

М а л а ч и. Недолго? Нэт?

Я р ы г и н. Да всего на пару минут. Посижу и уйду.

М а л а ч и. Заходи, ладно.  Где он - один минут, там и два, и три...

Я р ы г и н. Нет, я не буду засиживаться. Ира скоро придет.

М а л а ч и. Айда здесь. Там хозяйка дом, там замок.

Я р ы г и н. Квартирант? Слышал. А где же вы спите? Ведь это же кухня.

М а л а ч и. Моя здесь и спит. Один табуретка, два табуретка - вот и он, короват.

Я р ы г и н. Да на такой кровати...

М а л а ч и. Зачем твой вчера злой был? Твой же не злой. Не злой?

Я р ы г и н. Да, понимаешь, такое дело. Да вы не женатый, вам не понять.

М а л а ч и. Жена виноват?

Я р ы г и н. Да больше я, муж. Слушай, а у вас точно с ней ничего не было?

М а л а ч и. Не был и нэт.

Я р ы г и н. А поклясться можешь?

М а л а ч и. Моя? Сичас. Вот моя хлеб. Вот мой рука. Кладу рука на ее, хлеб. (Клянется) Ничего не был! Всэ?

Я р ы г и н. Вот дурак-то дурак!

М а л а ч и. Твой опять?

Я р ы г и н. Да я не тебе. Это я дурак. Кого заподозрил! Да она же святая, другой такой нет и быть не может, а я болван, чурбан! А скоро и вообще не знаю, кем буду.

М а л а ч и. Будешь дров рубить?

Я р ы г и н. Наломал уже дров, дальше некуда.

М а л а ч и. Хотел баня топить?

Я р ы г и н. Да нет, поговорка такая. Слушай, а может, и вправду тяпнем? Бутылка вот.

М а л а ч и. Водка принес? Да мой так не пьет, мой горе пьет.

Я р ы г и н. Вот и давай хватанем с горя. Я с него, а ты за компанию.

М а л а ч и. Да мой и свой горе есть.

Я р ы г и н. Да ну? А по тебе и не скажешь.

М а л а ч и. Мой горе такой... вай, мой нельзя говорить!

Я р ы г и н. Это почему? Ты про мое знаешь. Нечестно так. Да говори, чего уж там! Я ж никому не скажу. Могила!

М а л а ч и. Мой один женщин любит.

Я р ы г и н. Нашел тоже горе.

М а л а ч и. Горе, он. Женщин тот не простой, фурий. Гром, молний. Тандыр, вай! Горячий-горячий.

Я р ы г и н. А я, кажется, знаю, о ком ты говоришь.

М а л а ч и. Откуд? Твоя из полиций - нэт?

Я р ы г и н. Мент, я мент?! Обижаешь. Из всех женщин только одна такая. Вика, она?

М а л а ч и. Не знай, что и сказать.

Я р ы г и н. А не хочешь, и не говори. Ну, будем. За нас, мужиков! Чтобы всё у нас было хоккей, чтобы клюшки наши забивали шайбу в ворота много и часто. И чтобы эти ворота...

М а л а ч и. Мой не хоккеист. Моя родин снег нэт.

Я р ы г и н. Да я же так, я в переносном смысле. А хочешь, за что другое пей. Ну, будем!

М а л а ч и. Будь, будь. Вай, крепкий, вай-вай!

Я р ы г и н. Водка как водка. Сейчас все водки одинаковые.

М а л а ч и. Нет, тот горький был.

Я р ы г и н. «Тот»? Эта не та, что вы у нас пили, все трое?

М а л а ч и. Твой это знает? Вай-вай!

Я р ы г и н. Чего же не знать.  Слушай, а у вас, правда, ничего не было?

М а л а ч и. Моя хлеб держал? Держал! Зачем опять?

Я р ы г и н. Ну, не буду, не буду. Еще по одной?

М а л а ч и. Второй мой нельзя. Пьяный мой не такой.

Я р ы г и н. Драться будешь? Так я не боюсь. Я сам временами дурею, а в последнее время и так, без водки.

М а л а ч и. Женщин - он так. С ним плохо мужчин.

Я р ы г и н. Что правда, то правда. Но я бы не так сказал. С ними то невообразимо хорошо, то невообразимо плохо. И середины нет. Вот и кидает нас, как в шторме. Им ничего, а у нас мозги сикось-накось... А ты причину-то не сказал. Почему тебе вторую нельзя?

М а л а ч и. Мой тогда плакать хотит. Мой тогда домра надо. А  домра мой нет.

Я р ы г и н. Слушай, а у меня гитара. Может, ты на гитаре всплакнешь? Я притащу, мигом.

М а л а ч и. Твой гитара не тот. Он похож, но не тот...

Я р ы г и н. Как знаешь. Лифт! Лифт пришел. Кто-то приехал. Пойду посмотрю. Может, Ира.

М а л а ч и. Айда смотри.

Я р ы г и н. Я быстренько. Я сейчас.

М а л а ч и. Ир, выходи. Ушел твоя муж.

И р и н а. Слышала. Пока его нет, я тоже пойду.

М а л а ч и. Зачем? Куда? Айда мирись своя муж. Он твоя любит.

И р и н а. Любил бы, не сделал бы так.

М а л а ч и. Твоя тоже хорош. Зачем дразнил?

И р и н а. Что ни делается, для чего-то делается.

М а л а ч и. Не будешь мириться? Нэт?

И р и н а. Дело сделано. Разговор окончен.

М а л а ч и. А дети? Твой дети не жалко? Куда он без отец?

И р и н а. Замуж выйду, будет другой отец.

М а л а ч и. Чужой дядя - отец?! Твоя детю враг?

И р и н а. Ну всё, я ушла.

М а л а ч и. Вай-хай!

Только открыла дверь - Я р ы  г и н.

Я р ы г и н (радостно). Ира, ты? Ты пришла? А я слышу, лифт. Выбежал  - там не ты. А ты здесь. Или ты здесь и была? Была и не вышла. (Другим тоном) Была и не вышла?!

И р и н а (резко). Да, да-да-да!

Я р ы г и н. Но... но так ведь нечестно.

И р и н а. Мы не муж и жена. Я подала на развод.

Я р ы г и н. Но... но заявление можно забрать. Да. Давай начнем всё сначала?

И р и н а. Может, я и начну. Но - не с тобой.

Я р ы г и н. Што? Так вот в чем дело! Я помешал?

И р и н а. Думай, что хочешь. Мне... без разницы.

Я р ы г и н. А дети? Ты о детях подумала?

И р и н а. А ты о них думал, когда с этой сучкой...

Я р ы г и н. Но я же подумал, что это ты, с ним!..

И р и н а. А! было! признался! Нечаянно, но признался. Твое счастье, что мне не попался другой, кто не упустил бы случай. Молись за него на небо. Хотя это тебе уже не поможет. Я срываюсь с цепи. Я уже сорвалась.

Я р ы г и н (отчаянно). Я заберу заявление.

И р и н а. Так тебе его и отдали.

Я р ы г и н. Я его вырву, выкраду.

И р и н а. Не поможет. Я всё равно не вернусь. Я не замужняя. Вот. (Вскинула демонстративно правую руку.)

Я р ы г и н. Кольцо? (Шарит в кармане.) Вот твое кольцо! И сейчас ты его наденешь.

И р и н а. Нашел всё-таки. Ну что ж, надену. Но только не на правую, а на левую руку. Как? На такую приманку три роты клюнет.

Я р ы г и н. Сними сейчас же. Надень на правую руку.

И р и н а. Как же! Сейчас! И не подумаю.

Я р ы г и н. Перенадень, я сказал.

И р и н а. Нет, нет и нет.

Я р ы г и н. А я понял, я всё понял. Ты не из-за меня, я только повод.

И р и н а ( издевательски). А ты думал!

Я р ы г и н. Это всё твои книги. И эта твоя Вичка.

И р и н а. Она уже не моя, а твоя.

Я р ы г и н. Подучила, на мою голову.

И р и н а. Что ни делается, всё к лучшему? Народ мудер, зря не скажет.

Я р ы г и н. К лучшему, говоришь? Ну-ну, продолжай в том же духе.

И р и н а. Спасибо. Продолжу.

Я р ы г и н (неожиданно). Ирина, ну не дури. Ну что мне, на колени встать?

И р и н а. Не поможет. Ты это еще не понял? «Все прошло, все умчалося в несусветную даль. Ничего не осталося, ничего мне не жаль».

Я р ы г и н. Там неизвестная даль. И у нас неизвестность. Всё наладится, Ира.

И р и н а. Нет. Никогда.

Я р ы г и н. А я-то думал. Я лучше о тебе думал.

И р и н а. Думай, что хочешь. Я останусь самой собой. Ну, инцидент исчерпан?

Я р ы г и н. Это твое последнее слово?

И р и н а. Мы на суде? В суде так скажешь.

Я р ы г и н. Я не приду.

И р и н а. Приведет пристав.

Я р ы г и н. Не приведет. (Стремительно удаляется.)

И р и н а. Двадцатого и увидим. (Вдогонку)  Двадцатого - это уже скоро. Я освобожусь через тридцать дней. Я буду совершенно свободна... Ушел, не дослушал. Ну и пусть. Всё равно услышал. И унес обиду. И пусть. Не одной мне обиду носить. Не одной мучиться. (Плачет.)

М а л а ч и. Плакал? Айда плакай. Твоя станет легше.

И р и н а. Малачи, я не вернусь к нему. Я не прощу.

М а л а ч и. Какой ты, а! Аллах чева говорит, да и твоя Христос тоже?

И р и н а. И пусть. Я всё равно не прощу. Он изменил, изменил!

М а л а ч и. Твоя свечка держал? Нэт? Нэт.

И р и н а. А я и так знаю.

М а л а ч и (ворчит). Знает он... Ничего твой не знает. Моя свой не знает, ты свой. Чужой душа кто знает? Один он, Аллах, или твоя Бог. Твоя Бог верит?

И р и н а. Не верила бы, так давно...

М а л а ч и. Вот, верь. И айда мирись ладно.

И р и н а. Не буду мириться.

М а л а ч и. Твой баран - нэт?

И р и н а. Не буду. И это мое последнее слово.

М а л а ч и. Ну не мирись. Твоя хуже.

И р и н а. И пусть. Захотел - получил.

М а л а ч и. Зря твой такой, зря. Он для твоя, ты для его. Где такой муж найдешь?

И р и н а. Найду. Да и не нужен мне муж. Одна проживу.

М а л а ч и. Как же! Такой женщин один? Такой женщин один не может.

И р и н а. А вот и могу!

М а л а ч и. И Вик не может. Он только с виду такой. А душа - нэт. Его чистый душа.

И р и н а. У Вики?! Да что ты такое говоришь! Нашел святую!

М а л а ч и. Он не святой, нэт, но чистый душой.

И р и н а. Если она такая, то я вообще ангел. Вон, крылья растут. Видишь?

М а л а ч и. И нэт твоя крыл. Твоя мысли злой. Он мешает твоя. Брось мысли свой.

И р и н а. Ты прочёл мысли? Ты читаешь мысли? Да откуда знать тебе, каково это, как мне? Да что тебе говорить!

М а л а ч и. Вот! Твоя мысли. Не говорил, а сказал.

И р и н а. Ну, есть. Да, есть. Но у кого нет таких мыслей? У тебя? У Вики? Да и у него есть.

М а л а ч и. Он - был. Теперь нэт.

И р и н а. Да откуда ты такой выискался! Святоша? Пророк?

М а л а ч и. Пророк одна - Мохамад. Моя не такой, мой слаб. Но и моя иногда видит. Иди мужу. Мирись.

И р и н а. Не пойду.

М а л а ч и. Вай-хай, как твоя говорить? Потом сё равно поймешь, да как бы поздно не был.

И р и н а. Что ты хочешь сказать?

М а л а ч и. Не видать твоя счастье без он, без муж.

И р и н а (саркастически). Конечно. А как же! Он ведь золотой, платиновый.

М а л а ч и. Нэ платина, нэт. Но твой такой муж и надо. Он твоя сделает весь, а другая нэт.

И р и н а. Да ты проповедник! Взойди на амвон и глаголь миру его последнюю правду. А меня не трожь. Я сама знаю, как мне и с кем быть.

М а л а ч и. Не видать твой добра.  Поминай мой слово. Иди домой, к муж.

И р и н а. Не пойду. Сказано, не пойду.

М а л а ч и. Вай-хай! Зачем твой свобода дал, зачем женщин паранжа снял... Вай, опять он, вода! Твой квартир опять свищ. Иди муж говори.

И р и н а. Что он, слепой? Сам увидит. Да говорю, не пойду.

М а л а ч и. Тогда мой пойдет.

И р и н а. Ну и иди. И чмокни его в обе щеки, раз он для тебя весь такой золотой.

М а л а ч и (бурчит). Зачем такой говорит. Вай-хай!

И р и н а (одна, о Малачи). А он не так прост и не так глуп, как кажется. Ведь заглянул в душу, заглянул и почти вскрыл эти мои мысли, которые я и от себя-то прячу. Но что я могу с ними поделать? Сами лезут, прут. Я б и рада не слышать иезуитский этот голос, но он же продолжает шептать: «Иди, там хорошо, там намного лучше. Там заживешь, как и должна жить женщина, жаждущая счастья. Там блаженство, там счастье». Уй, я подлая! Валю с больной головы на здоровую.  Он ведь и не виноват. А если и виноват, то не настолько. Пойти, что ли, к нему?.. Нет, не пойду... Или всё же сходить? Нет, нельзя. Пусть всё идет своим чередом. Пусть всё сложится так, как сложится.

 

Квартира Ярыгиных. Ярыгин один. В неистовстве смахивает с полок видеокассеты, книги. Рвет. Мечет. Крушит. Топчет ногами.

Я р ы г и н. Вот вам, вот! Из-за вас. Из-за вас. Радуйтесь, голливудские  сводни. Что было - что стало!? Всех бы вас,  своим руками! Гады, сволочи! Подтолкнули, столкнули. И она стала как вы... О, женщины, исчадие ада!.. И Небо попускает такое. Да что Небо, Сам сотворил и Сам потакает... Что ты наделал, Бог? Почему закрываешь глаза на это? Тебе надо, чтобы мы вымерли? Зачем ты разделил людей на Адамов и Ев? Надо было, чтобы мы размножались почкованием. Тогда бы мы никогда не опустились до уровня собак. Но я избавлюсь от всей этой мерзости. Я избавлюсь от них. Я ухожу. Я уйду туда, где нет ни мужчин, ни женщин. Где бродят одни бесплотные духи в мужском и женском обличье. Скорее туда, к ним!

Берёт в прихожей из шкафа длинную бельевую веревку и идёт с ней в сторону кухни и ванной комнаты, на ходу завязывая петлю. Скрывается за одной из дверей.

В квартиру звонят, стучат.

Входит нерешительно М а л а ч и.

М а л а ч и. Мой звонил, стучал, а твоя дверь открыт. Зачем не запирал? Вор ждал? Валадими-ир, твой где? А он нэт. (Ищет.) Валадими-ир, эгей! И тут нэт... И вода нэт. Откуда он? (Приоткрыл одну дверь, вторую...) Вай-хай, да он петля лез! Во, алла!  Нож! Где твоя нож? Кухня, он. Вот твоя нож... Мой идет, мой сичас! Вот моя. Твой терпи, твой живи. Вай, упал. Мой поймал. Всэ. Туда.

Выносит Я р ы г и н а  на руках. Следом по полу волочится веревка - зацепилась Я р ы г и н у  за ногу.

Где, куда твой класть? Вон короват. (Заносит в детскую.) Вот, лягай... Аф, устал: экий туша, а? Всэ, лежи. Ладно мой пришел, а то б... Твой же дети есть. Дети думал? А всэ он, жена. Был бы мирный он, разве петля лез?

Входит И р и н а.

И р и н а. Малачи, ты где?

М а л а ч и. Здесь моя.

И р и н а. Ты чего так долго? Я ждала, ждала... Ой, что с ним?

М а л а ч и. Петля лез.

И р и н а. Как же... В петлю? он? Зачем?

М а л а ч и. Твой загнал.

И р и н а. Я?

М а л а ч и. А кито? Говорил твоя: замирись свой муж. А твой? Нэт и нэт и нэт.

И р и н а. Но я же не знала. Он живой, живой?

М а л а ч и. Жив её. А вот опоздай моя на один минут... А всё твой, твоя...

И р и н а. Да чего ты всё на меня валишь? А он сам? Головы, что ли, нету?

М а л а ч и. Твой гиена - нэт? Твой вина, ты.

И р и н а. Все вы мужики одинаковы. У вас всегда женщина виновата... (Мысленно) Не умер... Лучше бы умер... Ой, грех, грех!

 

Входит В и к а. Озирается на пороге.

В и к а. Никого, что ли? Эй, есть кто?

М а л а ч и. Кто твоя? Заходи. (Выглянув) А, твой, Вик.

В и к а. Я. А что тут у вас?

М а л а ч и. Вон. Петля лез. А всё он, жена.

И р и н а. А может, не я, а она виновата? Из-за кого? Кто подтолкнул?

В и к а. Да скажите, живой хоть - нет?!

И р и н а. Живой. Что ему сделается.

В и к а. Живой - и то ладно. Вы простите меня. Я действительно виновата. Влезла в ваш дом, натворила делов. А всё почему? Я замуж хочу, я детишек хочу.

И р и н а. Ты?!

М а л а ч и. А что твоя удивляется. Вик - он такой.

И р и н а. Так я и поверила!

В и к а. Ну не верь. А я всё равно скажу... Шла я, шла, и вдруг мне нехорошо стало. Так не хорошо, хоть вой. Ну я и сюда. Подумала, здесь что-то неладно.

И р и н а. Телепатия? Браво, браво!

М а л а ч и. Твой когда-нибудь будет молчать? Говорить не дает, а? Говори, Вик.

В и к а. Да что говорить? Не обмануло предчувствие.

И р и н а. Да живой же, живой.

В и к а. Вот здесь вот сдавило и не отпускает. (Показывает на грудь.)

И р и н а. Не залетела, часом?

В и к а. Язви, язви. На твоем месте и я бы... Но я всё равно доскажу. Занесло меня, занесло...

И р и н а. Бешентус маткус открылся?

В и к а.  Болезнь? Возможно. Я не медик, не знаю.

И р и н а (издевается). Приходите в аптеку. Табле-еток!

М а л а ч и (И р и н е). Твой совесть есть?

И р и н а. Да ладно, молчу.

В и к а. А я уж и сбилась...

М а л а ч и. Твой занёс, говорил...

В и к а. Да-да, это. Ну и вот. Металась-металась, по курсам бегала. А, знаете, для чего?

И р и н а. Мужа ловила.

М а л а ч и (И р и н е). Опять?!

В и к а. Так и есть, Малачи: мужа.

И р и н а. И  ни один не клюнул, и ты решила...

В и к а. Да ничего я не решала. Понесло, закружило. Мужа нет? Так хоть нагуляюсь, чтоб не зазря молодость... И гуляла, крутила. И закрутилась - не раскрутить.

И р и н а. Разнагишалась-то! Хохма!

В и к а. А это - уже нарочно. Дразнила. Злила. У меня нет - и у вас тоже не будет. Эгоизм, элементарнейший эгоизм. Даже себе во вред, на потеху... (О Ярыгине) А он шевельнулся.

И р и н а. Тебе показалось... Ну-ну, дальше. Скоро мне пригодится.

В и к а. Окстись, Ирина: хорошего мало. Нет ничего лучше тихой семьи, детей.

И р и н а. А ты жила? знаешь?

В и к а. Не знаю, но чувствую.

И р и н а. Чувствуй, пока не знаешь. Дети еще ничего, но муж!..

М а л а ч и. И это твой говорит? Твой же другой, не такой!

И р и н а. Да я пошутила... (Вике) Ну-ну?

В и к а. Я это поняла, осознала. Но мужа-то нет...

И р и н а. Ты начала повторяться.

В и к а. Заканчиваю. А вчера вечером одного встретила ...

И р и н а. Стасика? И где он?

В и к а. Да не его. Вон. (Показала на Малачи.)

М а л а ч и. Мой? Моя?

В и к а. Ты. И мне показалось...

И р и н а (третирует). Это он! Судьба! Неизбежность!

В и к а. Можешь смеяться, но это так.

И р и н а. И потому решила взять его силой? Оригинально.

В и к а. Да ты ли это?!

И р и н а. Поживешь с моё в счастливом замужестве, тогда и вякай. И вообще, прекращай, всё.

М а л а ч и. Да что твоя стало?

И р и н а. Кончайте. Всё.

В и к а. Я всё, замолчала.

М а л а ч и. А мой нэт. Мой тоже сказать хочет. (В и к е) Мне твоя тоже с один взгляд понравился.

И р и н а. Ну прямо сказка. Уморите. Умру.

М а л а ч и. Твой живучий, не он. (Кивок на Ярыгина.) Еще один слов слушай. (В и к е) Я делаю твой предложенье.

И р и н а. Уморят. Точно!

М а л а ч и (В и к е). Не слуш её. Айда за моя. Будем месте жить, будем дети родить. Твой белый, мой черный - у нас будет красивый дети. Табиб, Фарида, Махмуд, Асия...

И р и н а. Целый аул. Дают!

В и к а. Аул не аул, но много, много детей.

И р и н а. Мать-героиня. Отец-героин. И героинчики-дети. (Смеется.)

В и к а. Ира, ты извини, но я спрошу тебя: с тобой всё в порядке? Я знаю, от большого стресса...

И р и н а. С ума сошла? Ты это хочешь сказать?

В и к а. Нет, но так ты изменилась...

И р и н а. А ты мне кто - морали читать? Мамка? Папка?

В и к а. Точно что-то с тобой.

М а л а ч и (И р и н е). Твой добра желает, а он... Смотри: твоя - луж.

И р и н а. Лужа? Какая лужа?

М а л а ч и. Вон, санузел вода.

И р и н а. Свищ? Опять?

В и к а. Тряпку, ведра давай. (Собирает воду совком.)

М а л а ч и (последовав за ней). Хомут и резинка тоже давай. Твой был тот раз.

И р и н а. Да, сейчас.

Идет к шкафу в прихожей, достаёт сантехпринадлежности. Перед детской останавливается, потому что видит, что Ярыгин пошевелился, хочет встать.

И р и н а (подойдя к нему) Не вставай. Тебе полежать нужно.

В л а д и м и р. Да, полежу.

Ирина возвращается к Малачи и Вике.

И р и н а (Малачи). Вот хомут и резинки. (Вике) Дай и мне тряпку. (Помогает собирать воду.)

М а л а ч и. Всэ, нет твой свищ.

И р и н а. Вижу. Спасибо.

В и к а. А я свищу хочу спасибо сказать. Если бы не он...

М а л а ч и. Да, моя на свищ приходил. И тут Вик увидал. (Целует Вику.)

В и к а. А я тут увидела Малачи. Спасибо, свищ! (Целует  Малачи.)

М а л а ч и. Спасиб её (Кивает на Ирину, ей) Спасиб твой свищ. (Целует Ирину.)

Вика (Малачи). Но-но! Не так долго.

М а л а ч и. Это же - Ир, друг.

В и к а. Я пошутила.

М а л а ч и. А жена ты, Вик. (Целует Вику. Вика - его.)

В и к а. Спасибо тебе, Ирина.

И р и н а. Я уже слышала. Горько!

Малачи и Вика целуются. Ирина смотрит на них, думая о своём.

Музыка. Занавес.

 

2001 г.   

← вернуться назад