Хочу жить в Париже

Пьеса о новогоднем розыгрыше, любви и сбывшейся мечте

Жанр: комедия

 

Все мы загадываем желание под Новый год. Кто верит, кто не верит, что мечта может сбыться. И всё-таки в тайне надеемся на чудо. Именно так поступает главная героиня пьесы. И судьба вознаграждает её за смелую надежду.

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

Ольга

Сергей

Рита

Глеб

Наталья

Вика

 

Действие происходит в наши дни.

 

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Комната в квартире Ольги. Гирлянды, ёлка. На столе стационарный или переносной компьютер.

Звонит, надрывается телефон. Из соседней комнаты выходит Ольга.

ОЛЬГА (в трубку). Алло, вас слушают!

 

МУЖСКОЙ ГОЛОС ИЗ ТРУБКИ:

- Здравствуйте! С наступающим!

 

ОЛЬГА. Спасибо. Вас так же!

- Мы проводим предновогодний социальный опрос. Уделите минуту. Это недолго.

 ОЛЬГА. Только - если недолго.

- Буквально два вопроса.

 ОЛЬГА. Два - и не одним больше! Вопрос первый.

 - Где вы планируете встречать новый год?

ОЛЬГА. В каком смысле?

- Дома? У друзей? В Доме отдыха? За границей?

ОЛЬГА. Я пока не знаю, где именно, но не за границей - это точно.

- С кем вы планируете встречать?

 ОЛЬГА. Вам назвать всю компанию или достаточно одного любовника?

 - Простите, я не хотел вас обидеть. Мы учитываем количественный фактор. Достаточно ответить на вопрос: сколько?

ОЛЬГА. Вероятно, я буду встречать Новый год одна.

 - Я тоже люблю одиночество.

ОЛЬГА. Я не по этой причине.

- А по какой?

ОЛЬГА. Потому что я ненавижу людей, особенно мужчин. Особенно тех, которые производят опросы.

- Оригинальный ответ и, полагаю, искренний.

ОЛЬГА. Я старая дева и мне поздно менять свой статус. Вы довольны моим количественным ответом?

- Видимо, у вас плохое настроение. Но всё равно спасибо. До свидания!

ОЛЬГА. И вам не болеть!

 

Ольга бросается на кровать, утыкается лицом в подушку и плачет, даже рыдает. У неё нервный срыв: жизнь не удалась, не сложилась. Ольга одинока и несчастна.

 

В дверь звонят. Ольга не реагирует.

 

Входит Рита.

РИТА. Звонила, звонила, а у тебя открыто.

ОЛЬГА. Дед Мороза жду.

РИТА. Не он ли заморозил меня на улице? Бр! Дубак. (Увидела слёзы.) А? Что такое? Ольга Сергеевна, почему мы расклеились? А ну-ка быстренько собрались, мобилизовались.

ОЛЬГА. Собраться куда? Мобилизоваться для чего?

РИТА. Для встречи Нового года. Для поездки в неизвестном направлении.

ОЛЬГА. Не хочу я никуда ехать.

РИТА. Придётся. Или посылкой отправлю.

ОЛЬГА. Если ты мне подруга, то ты оставишь меня в покое, и я проведу все новогодние дни здесь, т.е. дома. Безвылазно. Бесконтактно. Без разочарований и стрессов. Без...

РИТА. Никаких «без». Поедешь как миленькая, и я даже знаю, куда.

ОЛЬГА. Я не знаю - она знает. Вещун. Прорицательница. Зрячая Ванга.

РИТА. У тебя комп включён?

ОЛЬГА. Разбуди - проснётся.

РИТА. Вот уже не спит. Иди-ка сюда.

ОЛЬГА. Зачем?

РИТА. Иди-ка, иди-ка.

ОЛЬГА. Вот пришла - и что?

РИТА. Давай поедем сюда?

ОЛЬГА. Куда?

РИТА. Вот в этот пансионат.

ОЛЬГА. Зачем?

РИТА. Смотри, как красиво!

ОЛЬГА. А лыжи там есть?

РИТА. Зачем тебе лыжи в Новой год?

ОЛЬГА. Снег. Сугробы. Лыжня.

РИТА. Забудь ты про физкультуру. Сейчас ты просто женщина. Тебе 42 года. Нет, 40 лет. На больше ты не выглядишь. И ты едешь в пансионат искать своё счастье.

ОЛЬГА. Не нужно мне никакого счастья.

РИТА. Уточню - искать своего мужчину.

ОЛЬГА. Мне никто не нужен.

РИТА. Напрасно. Лично мне мужчина нужен всегда и везде, днём и ночью, зимой и летом. Потому-то и зову тебя туда. Там всегда много мужиков. Круглый год.

ОЛЬГА. Там такое место особенное или как?

РИТА. Видимо, на меня, как на мёд, слетаются. Другой причины не знаю.

ОЛЬГА. Остроумно. Умна ты, Ритка.

РИТА. Что есть, то есть. Ну что, я тебя уговорила?

ОЛЬГА. Если лыжи там будут, то я поеду.

РИТА. За мужиками будем гоняться, не за здоровьем.

ОЛЬГА. За мужиками не хочу.

РИТА. Заладила! Ольга, Ольгуня! Встряхнись. (Звонит телефон.) Вот уже первый кавалер даёт о себе знать.

ОЛЬГА. У меня нет кавалеров.

РИТА. Так я и поверила.  Ну, отвечай.

 

ОЛЬГА (в трубку). Алло, вас слушают!

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ИЗ ТРУБКИ:

- Здравствуйте! Вам делает звонок Чехия.

 

ОЛЬГА. Очень приятно. Но это какая-то ошибка.

- Вы пани Ольга?

ОЛЬГА. Ольга.

- Ваш фамилия Серова?

ОЛЬГА. Серова.

- Получайте поездка в Чехия от Деда Мороза.

ОЛЬГА. Я уже в том  возрасте, когда не верят в сказки. От кого вы звоните и с какой целью?

- Моя персона есть главный администратор. Вам забронирован апартамент в нашем гостинице из пять звёзд на весь зимний каникул. А также абонемент на питание в наш ресторан и оплата проезд туда и обратно за счёт наша фирма.

ОЛЬГА. Без меня меня женили.

- Речь о свадьба нет.

ОЛЬГА. Я в переносном смысле. Может вместо меня поехать моя подруга?

- Может. Это ваш право.

ОЛЬГА. Одну минуту, пани. Ритка, поедешь?

РИТА. Как-то неожиданно очень.

ОЛЬГА. Вот и я обескуражена.

РИТА. Спроси: может, розыгрыш?

ОЛЬГА (в трубку). Вы меня не разыгрываете?

- Розыгрыш лотерея  уже была. Выбор пала на ваш персон.

РИТА. Ты в чём-нибудь участвовала?

ОЛЬГА. Вроде нет. Что делать, Ритка?

РИТА. Поезжай.

ОЛЬГА. А если обман?

РИТА. Выяснится уже в аэропорту - не посадят в самолёт.

ОЛЬГА. А если выяснится в Чехии?

РИТА. Зачем тратиться на билет, если розыгрыш?

ОЛЬГА. Не зачем.

РИТА. Вот и я говорю.

ОЛЬГА (в трубку). Пани, я согласна.

- Какой ваша электронный адрес?

ОЛЬГА. О! Очень простой. Латинскими буквами в одно слово: Олга Серова, собака, жмайл ком.

- Высылаю на ваш электронный почта весь пакет документ. Среди он билет на оба конец.

ОЛЬГА. В оба конца.

- Да. В Чехия и обратна, в ваш страна.

ОЛЬГА. Ловлю. Кидайте.

- Отправлен.

ОЛЬГА. Есть! Получено.

- До свидания! Ждём вас на чешский земля. (Отключается.)

 

ОЛЬГА. Спасибо. До свидания! (Рите) Ты это видела?

РИТА. Слышала.

ОЛЬГА. Я в переносном смысле.

РИТА. И я.

ОЛЬГА. Чудеса - да и только.

РИТА. Новогодний подарок.

ОЛЬГА. Но ведь так не бывает.

РИТА. Не бывает. Однако есть.

ОЛЬГА. Хотя предчувствия нет плохого.

РИТА. И у меня.

ОЛЬГА. Что бы всё это значило?

РИТА. Выйдешь замуж за чеха.

ОЛЬГА. У меня нет в Чехии ни одного знакомого.

РИТА. Появится.

ОЛЬГА. Нужен он мне!

РИТА. Нужен. Бабий век короток. Или мы с тобой успеваем залезть в наш последний вагон, или он с грохотом пронесётся мимо.

ОЛЬГА. Уже не последний, Ритка, а прицепной.

РИТА. Тем более. 

ОЛЬГА. Я уже настроилась жить одна.

РИТА. Глупо. Кто на старости воды поднесёт?

ОЛЬГА. Всё равно не успею родить.

РИТА. Сейчас такая медицина, пенсионерки приносят тройню.

ОЛЬГА. Ну уж мы-то с тобой, наверное, не станем смешить окружающих?

РИТА. Вот и нужно поторопиться сейчас.

ОЛЬГА. Поедешь со мной в Чехию?

РИТА. Если зовёшь, то конечно.

ОЛЬГА. Вдвоём веселее.

РИТА. К тому же не страшно?

ОЛЬГА. И это тоже.

РИТА. А если попадём в сексиндустрию?

ОЛЬГА. Не остроумно, Ритка.

РИТА. Вот уж где разгуляемся!

ОЛЬГА. Я, в таком случае, не поеду.

РИТА. Да шучу я. Юмор перестала понимать?

 

Чехия. Апартаменты в гостинице. Идёт разговор по скайпу или вотсаппу.

ОЛЬГА. Зря ты, Ритка, не поехала.

РИТА. Тебе не захотела мешать.

ОЛЬГА. Ты бы не помешала.

РИТА. Ну что, никакого обмана?

ОЛЬГА. Вроде нет. Я на месте и уже пообедала.

РИТА. Боялась напрасно?

ОЛЬГА. Выходит, зря.

РИТА. Куда сейчас? На ловлю мужиков?

ОЛЬГА. Нет, я в номере останусь.

РИТА. Глупо и опрометчиво.

ОЛЬГА. Неинтересно мне это.

РИТА. Что это?

ОЛЬГА. Ловля мужиков.

РИТА. А ты думала, он сам к тебе придёт? Прямо сейчас постучится и скажет:

- Дорогая! Наконец-то я нашёл тебя. Пойдём, любимая, в загс.

ОЛЬГА.  Я понимаю, что не постучится, не скажет.

 

Стук в дверь.

 

РИТА.  Ого! Или всё-таки скажет?

 

Входит такой же молодой, как Ольга, мужчина. У него стильные  усы и бородка. Сиплым, как от простуды, голосом:

- Могу я видеть Ольгу Седову?

 

РИТА (Ольге). Чудеса продолжаются?

ОЛЬГА (Рите). Что бы это значило? (Мужчине) Я Ольга Седова.

- Вы наш сюрприз. Вам подарок от нашей фирмы - айпад.

ОЛЬГА. Спасибо. Но вы меня уже задарили.

 

РИТА (мужчине).  А для подруги в мешке у Деда Мороза чего-нибудь не завалялось?

- Я поинтересуюсь на складе.

РИТА. Дед Мороз у вас служит кладовщиком или распорядителем?

- У нас контракт с ним. Он поставляет нам подарки по прямому запросу.

РИТА. И что вы запросите для меня?

- Озвучьте ваше пожелание.

РИТА. Мужчина. Рост метр восемьдесят. Блондин, глаза голубые... Дальше продолжать? 

 - Не имеет смысла. У нас в каталоге просто мужчины, без указания роста, веса и всего прочего.

РИТА. Тогда просто мужчина. Без всего прочего.

- Заказ принят.

РИТА. Вы пришлёте мне его по почте?

- Нет, он сам отыщет вас.

 РИТА. Я понимаю, что вы шутите.

- Нисколько.

РИТА. Не верю.

- Скоро убедитесь сами.

РИТА. Если вы обманули...

- Это исключено.

РИТА. У вас бюро услуг или что-то подобное?

- Кто как считает. У нас исполняются все желания.

РИТА. Так уж и все?

- Абсолютно.

РИТА. Увидим. (Отключает скайп или вотсапп.)

- Даже не сомневайтесь. (Незаметно приводит в неисправность телевизор, выдернув из разъёма антенну.)

 

ОЛЬГА. Вы чисто говорите по-русски.

- Это мой родной язык.

ОЛЬГА. Что у вас с голосом?

- Бронхит.

ОЛЬГА. Это вы тот Дед Мороз, что пригасил меня сюда?

- Дед Мороз наша фирма. Я всего лишь её представитель.

ОЛЬГА. Зачем вам нужно заниматься благотворительностью?

- Кто-то же должен на Земле создавать людям праздник.

ОЛЬГА. Но ведь это не приносит дивидендов.

- В материальном плане нет. В моральном да.

ОЛЬГА. Не понимаю.  

- Пройдет время, и придёт ясность.  

ОЛЬГА. Экклезиаст?

- Я. Иногда я изрекаю, как пророк.

ОЛЬГА. Когда именно придёт ясность?  

- Не позднее Нового года. Ещё есть вопросы?

ОЛЬГА. Нет.

- Хорошего вам праздника! (Уходит.)

ОЛЬГА. И вам. (Одна) А он ничего, хоть и странный.

 

Включает телевизор - телевизор не работает, шипит.

 

ОЛЬГА. Что за чёрт! Что я буду смотреть в новогоднюю ночь?

 

Стук в дверь.

 

ОЛЬГА. Войдите!

- Я забыл у вас сумку с подарками.

ОЛЬГА. Вот она!

- Спасибо.

ОЛЬГА. Постойте!

- Что-нибудь случилось?

ОЛЬГА. Всё. Катастрофа полная.

- Что именно?

ОЛЬГА. Вот. Не работает телевизор. Вы можете наладить?

- Сейчас попробую.

 

Щелкает кнопками - неисправность не удаляется.

 

- Ничего не выходит.

ОЛЬГА. Что же мне делать?

- Смотрите ТВ по айпаду.

ОЛЬГА. Но у него маленький экран и ловит ли он Россию?

- Не знаю. Попробуйте.

ОЛЬГА (пробует). Нет, не ловит.

- Единственный вариант - ТВ в вестибюле.

ОЛЬГА. Новый год домашний праздник!

- Ничем не могу помочь.

ОЛЬГА. Я не представляю новогодней ночи без любимых программ, кинофильмов.

- Есть ещё один выход, но он вам не подойдёт.

ОЛЬГА. Подойдёт.

- Нет.

ОЛЬГА. Подойдёт.

- Говорю же, нет.

ОЛЬГА. Говорите, какой выход?

- Телевизор есть в моём служебном номере. Вы можете посмотреть у меня.

ОЛЬГА. А вы случайно не маньяк?

- Отдай моё сердце!

ОЛЬГА. Я не в этом смысле. К тому же это реплика вампира, а я говорю о маньяке.

- Я могу уйти к друзьям, а вы останетесь.

ОЛЬГА. Одна в чужом номере? Чтобы взвыть от скуки?

- У вас будет телевизор, любимые передачи.  

ОЛЬГА. В одиночестве от них взвоешь ещё скорее.

- Я не настаиваю. Могу я идти? Мы меня отпускаете?

ОЛЬГА. Мне помогут на ресепшене, если я обращусь туда?

- До Нового года всё равно починить не успеют. Поэтому...

ОЛЬГА. Согласна к вам, к чёрту на рога, в ваш номер, на край света!..

- Только - чур! - вести себя как положено.

ОЛЬГА. В каком смысле?

- Лишнего не пить. Не шуметь. Не скандалить.

ОЛЬГА. Это что за Новый год в тишине?

- Я не в этом смысле. Чтобы без перебора.

ОЛЬГА. За кого вы меня принимаете? Да идите вы со своим телевизором!

- А вот это уже бестактность.

ОЛЬГА (спохватившись). Бестактность. Простите.

- Ну, вы со мной или нет?

ОЛЬГА. С вами. Только я сейчас подруге смс напишу, к кому и куда я иду. Какая у вас тут должность?

- У меня?

ОЛЬГА. У вас.

- Должность?

ОЛЬГА. Должность.

- Напишите так.

ОЛЬГА. Как?

- Менеджер...

ОЛЬГА. Менеджер...

- ...по обслуживанию клиентов.

ОЛЬГА. Значит, телевизор входит в вашу компетенцию?

- Да.

ОЛЬГА. А как ваше имя и фамилия?

- Это обязательно?

ОЛЬГА. Да. Называйте.

- Меня зовут... Серж.

ОЛЬГА. А говорили: русский.

- Это чешская транскрипция.

ОЛЬГА. А фамилия? Какой-нибудь СвОбодов?

- Лавриков. Можем идти?

ОЛЬГА. Да. Смс-ка отправлена. Я возьму с собой коньяк и фрукты?

- Не возражаю.

 

Номер Сержа в отеле.

СЕРЖ. Что вы там снова пишете?

ОЛЬГА. Сообщаю подруге, что ваш номер вызывает подозрения.

СЕРЖ. Это чем же?

ОЛЬГА. Менеджер не может иметь такой номер.

СЕРЖ. Какой такой?

ОЛЬГА. Большой. Хорошо обставленный.

СЕРЖ. Люблю жить на широкую ногу.

ОЛЬГА. Красиво жить не запретишь?

СЕРЖ. Есть такая поговорка. Что будем пить: коньяк или шампанское?

ОЛЬГА. Коньяк. Он оставляет ясными мозги.

СЕРЖ. Но делает ватными ноги.

ОЛЬГА. Уж как-нибудь доковыляю до своего номера.

СЕРЖ. На закуску фрукты и шоколад?

ОЛЬГА. Мандарины положите отдельно.

СЕРЖ. Для чего?

ОЛЬГА. Главная русская примета Нового года. Шоколадные конфеты и мандарины, запах мандаринов.

СЕРЖ. Кладу конфеты в одну вазу, мандарины в другую. (Выполняет.)

ОЛЬГА. Спасибо.

СЕРЖ. У вас  открылась ностальгия?

ОЛЬГА. У меня всегда так. Не успеваю выехать из страны...

СЕРЖ. ...уже хочется обратно?

ОЛЬГА. Ну не так чтобы сразу, но довольно скоро.

СЕРЖ. Русский характер.

ОЛЬГА. Менталитет. А вам на родину хочется?

СЕРЖ. Я там бываю один раз в год обязательно.

ОЛЬГА. Навещаете родителей?

СЕРЖ. Любимую девушку.

ОЛЬГА. Сколько ей лет?

СЕРЖ. Около сорока.

ОЛЬГА. Тогда это уже не девушка.

СЕРЖ. Она для меня всегда будет юной.

ОЛЬГА. Это почему же?

СЕРЖ. Она моя вечная любовь.

ОЛЬГА. Вечной любви не бывает. Бывает первая любовь или последняя.

СЕРЖ. Она у меня первая и последняя.

ОЛЬГА. Выходит, до неё вы никого не любили?

СЕРЖ. Видимо, так.

ОЛЬГА. Как романтично!

СЕРЖ. Давайте встречать новый год, ведь он уже совсем близко!

ОЛЬГА. В России сначала провожают старый.

СЕРЖ. За старый год?

ОЛЬГА. И ещё подводят итоги.

СЕРЖ. Предлагаю не заниматься бухгалтерией, а сразу выпить.

ОЛЬГА. Хотите поскорее напоить меня?

СЕРЖ. Ну что вы! Я тороплюсь достойно проводить старый год, чтобы достойно встретить новый.

ОЛЬГА. Что вы понимаете под словом «достойно»?

СЕРЖ. «Достойно» - значит, с  уважением к тому, что заслуживает уважения.

ОЛЬГА. Выкрутились, Экклезиаст.

СЕРЖ. Приходится соответствовать.

ОЛЬГА. Назвался груздем - полезай в кузов?

СЕРЖ. Как-то так.

ОЛЬГА. Ну, за старый год! Не было, конечно, в нём ничего хорошего...

СЕРЖ. Как? А ваш приезд сюда?

ОЛЬГА. Если только приезд.

СЕРЖ. А ваше существование на радость другим?

ОЛЬГА. Моё существование уже давно никому не приносит радости.

СЕРЖ. Ошибаетесь.

ОЛЬГА. Я знаю, что говорю.

СЕРЖ. Не знаете.

 

У Ольги звонит телефон.

 

СЕРЖ. Вам звонят.

ОЛЬГА. Это подруга.

СЕРЖ. Тем более надо ответить.

ОЛЬГА. Она беспокоится, не напали ли вы на меня?

СЕРЖ. Ответьте. Успокойте подругу.

ОЛЬГА (приняв звонок). С наступающим, Маргарита Геннадьевна!

РИТА. С наступающим, Ольга Сергеевна! Молодец, блюдёшь конспирацию. Как ты там? Почему на связь не выходишь? Он не маньяк? Всё в порядке?

ОЛЬГА. Ты же не даёшь мне слова сказать. Так и сыплешь вопросами.

РИТА. А, ну да, говори.

ОЛЬГА. Мы сидим по-домашнему. Коньяк, мандарины.

РИТА. Почему не шампанское?

ОЛЬГА. Чтобы ясной иметь голову. Соображай.

РИТА. Значит, до любви дело не дошло. Тогда нужна совсем не ясная голова.

ОЛЬГА. Не могу больше говорить.

РИТА. Зачем ты шепчешь?

ОЛЬГА. Я же не одна.

РИТА. Пусти в ход наше оружие.

ОЛЬГА. Какое оружие?

РИТА. Женское.

ОЛЬГА. А! 

РИТА. Весь арсенал.

ОЛЬГА. Да ну тебя, Ритка!

РИТА. Не глупи. Делай. (Отключается.)

 

СЕРЖ. У вас хорошая подруга.

ОЛЬГА. Да, неплохая.

СЕРЖ. Что же вы не прислушиваетесь к её совету?

ОЛЬГА. Вам было слышно?

СЕРЖ. Частично.

ОЛЬГА. Я не поняла, чего она хочет.

СЕРЖ. Кажется, понял я.

ОЛЬГА. И что вы поняли?

СЕРЖ. Нам нужно, нам нужно... потанцевать.

ОЛЬГА. Это можно. Против танцев я ничего не имею.

 

Серж включает музыку, и они танцуют. Это может быть медляк, равно как и что-нибудь быстрое либо темпераментное.

 

Снова звонок.

 

ОЛЬГА (о Рите). Не даст потанцевать.

СЕРЖ. Снова подруга?

ОЛЬГА. Она. Больше некому мне звонить.

СЕРЖ. Поставьте ваш телефон на прямую трансляцию. И вам будет спокойнее, и подруге. Мне тоже.

ОЛЬГА. Я не знаю, как это сделать.

СЕРЖ. Давайте я. (Выполняет.) Я вам немного убавил звук. 

 

ОЛЬГА. Спасибо. - Алло, Ритка, я тебя слушаю.

РИТА. Важное забыла спросить.

ОЛЬГА. Спрашивай.

РИТА. Ты ему показала себя?

ОЛЬГА. Это в каком смысле?! Думаешь, что говоришь?!

РИТА. Ты ему спела?

ОЛЬГА. А! Нет. Сейчас. - Серж! А нет ли у вас баяна или гитары?

СЕРЖ. Чехи играют на волынке. Немцы любят губную гармошку. Попросить?

ОЛЬГА. Я, конечно, могу сбацать на чём угодно - студенткой подрабатывала на свадьбах, но лучше мне всё-таки дать гитару.

СЕРЖ. Попробую отыскать. Кажется, у кого-то была. (Уходит.)

 

РИТА. Ну что там у вас? Почему стало тихо?

ОЛЬГА. Ушёл за гитарой.

РИТА. В крайнем случае применяй последнее средство.

ОЛЬГА. Это какое?

РИТА. На что ты способна в исключительной ситуации.

ОЛЬГА. Ты имеешь в виду - повысить голос?

РИТА. Ну это тоже хороший способ. А что-нибудь посмелее?

ОЛЬГА. Выпить на брудершафт?

РИТА. Тепло. Годится. А ещё смелее?

ОЛЬГА. Смелее не знаю.

РИТА. Задеть ногой под столом.

ОЛЬГА. С ума сошла?!

РИТА. Расстегнуть лишнюю пуговку на груди.

ОЛЬГА. Это ещё можно. (Выполняет.)

РИТА. Сделала?

ОЛЬГА. Да.

РИТА. Пока его нет, набирайся смелости. 

ОЛЬГА. Для чего?

РИТА. Вдруг понадобятся крайние меры - например, стриптиз.

ОЛЬГА. Ты что?! Никогда. Ни за что.

РИТА. Тебе он нравится?

ОЛЬГА. Да.

РИТА. Вот. Поэтому не исключай ничего. Особенно хороши психические способы воздействия.

ОЛЬГА. А нельзя ли как-нибудь без них?

РИТА. Эх, не подготовила я тебя, не провела тренинг.

ОЛЬГА. Теперь уж поздно.

РИТА. В безысходной ситуации, вались на кровать и...

ОЛЬГА. И что? Ты думаешь, что предлагаешь?!

РИТА. ...И изображай, что тебе плохо.

ОЛЬГА. В таком случае он предложит лекарство и устроит сквозняк в помещении.

РИТА. Делай, тебе говорят! Я проверяла. Безотказный способ.

ОЛЬГА (шепчет). Он пришёл.

РИТА (шёпотом).  Дерзай.

 

СЕРЖ.  Гитары не нашлось. Аккордеон.

ОЛЬГА. Клёвый инструмент! С большими возможностями.

СЕРЖ. Вот, держи.

ОЛЬГА. Мы перешли на ты? Мы вроде  не пили на брудершафт?

СЕРЖ. А надо? Мы с тобой примерно ровесники.

ОЛЬГА. Так плохо я выгляжу?

СЕРЖ. Так старят меня мои усы и бородка.

ОЛЬГА. Снова  выкрутился. Экклезиаст.

СЕРЖ. Что будешь петь?

ОЛЬГА. Какие песни тебе нравятся?

СЕРЖ. Всё, что угодно. Только не рэп.

ОЛЬГА. Смешно.

СЕРЖ. Спой что-нибудь хорошее.  

ОЛЬГА. О любви?

СЕРЖ. Можно, и о любви.

ОЛЬГА. Ты веришь в любовь?

СЕРЖ. И даже знаю, что это такое.

ОЛЬГА. Похвально. А я никогда не любила.

СЕРЖ. Такое возможно?

ОЛЬГА. Я выразилась не так.

 

Серж наливает в рюмки или фужеры коньяк.

 

СЕРЖ. За любовь?

ОЛЬГА. За неё, за заразу!

 

Выпивают.

 

ОЛЬГА. Я любила, но не того и не так.

СЕРЖ. Это как?

ОЛЬГА. Я была глупая и наивная.

СЕРЖ. Должно быть, это было давно?

ОЛЬГА. Да. Пятнадцать лет назад. Он был намного старше меня.

СЕРЖ. Это на сколько? На сто лет?

ОЛЬГА. Столько не живут. Меж нами насчитывалось 14 лет разницы. Он был вдовец. Я мечтала стать его детям матерью. Ничего из этого, конечно, не вышло.

СЕРЖ. За неё, за заразу?

ОЛЬГА. За неё, за любовь.

 

Выпивают.

 

ОЛЬГА. А теперь песня!

 

И поёт нечто надсадное - горький романс или, напротив, что-нибудь лёгкое, лирическое.

 

Потом:

- Вот. А вы кого-нибудь любили?

СЕРЖ. Мы снова на вы?

ОЛЬГА. Мне так удобнее.

СЕРЖ. Была одна девушка.

ОЛЬГА. Я чем-нибудь похожа на неё?

СЕРЖ. О, да!

ОЛЬГА. Чем?

СЕРЖ. Всем.

ОЛЬГА. Внешне? Внутренне?

СЕРЖ. И внешне, и внутренне.

ОЛЬГА. Странно. Вот и мне ваше лицо как будто знакомо. Мы где-нибудь не встречались?

СЕРЖ. Мир тесен. Наши дороги вполне могли пересечься.

ОЛЬГА. Неужели, вправду, я похожа на неё?

СЕРЖ. Да, но с одной оговоркой: она не расстёгивала пуговицу на груди и не демонстрировала красоту своих стройных ног.

ОЛЬГА. Я тоже не демонстрирую. Просто так удобней сидеть. И ворот не давит, потому что горлу свободно. Но, если хотите, я могу застегнуться и убрать ноги под стол.

СЕРЖ. Ради бога, не надо!

ОЛЬГА. Хорошо, я не стану.

СЕРЖ. Я готов глядеть на эти колени неотрывно, любуясь бархатной кожей и совершенством коленной чашечки...

ОЛЬГА. Чашечка как чашечка.

СЕРЖ. Равно как и ложбинкой на груди...

ОЛЬГА. Я застегнула пуговицу.

СЕРЖ. ...И блеском глаз. Потанцуем?

ОЛЬГА. Мы вроде уже танцевали.

СЕРЖ. Нам не дали дотанцевать.

ОЛЬГА. Хорошо, будь по-вашему.

 

Исполняют медляк.

 

СЕРЖ. Приятно чувствовать вашу близость.

ОЛЬГА (в телефон, шёпотом). Алло, Ритка! Кажется, начинается. Будь начеку.

РИТА (из трубки). Я поняла. Не теряйся.

СЕРЖ. Вы что-то сказали?

ОЛЬГА.  Я говорю, это так поэтично, когда партнёры во время танца о чём-нибудь разговаривают. Например, о любви.

СЕРЖ. Если честно, то мне хочется стиснуть вас в объятьях, чтобы больше не выпускать.

ОЛЬГА. Я не буду возражать, если вы стисните меня на время.

РИТА. Крайнее средство! Примени крайнее средство.

ОЛЬГА. Попробую. Попытаюсь. А пока соберусь с духом.

РИТА. Не медли. В нашем деле нужна решительность.

ОЛЬГА. Поцелуйте меня, Серж.

СЕРЖ. Я не ослышался? Вы просите поцеловать?

ОЛЬГА. Если вам не составит труда. Если вам приятно.

СЕРЖ. О! Даже трудно представить, насколько!

РИТА. Молодец!

 

Долгий и страстный поцелуй.

 

ОЛЬГА. Серж, вы прелесть. Я никогда и ни с кем так не целовалась.

СЕРЖ. Я тоже.

ОЛЬГА. Однако пора бы нам выпить.

СЕРЖ. Такая вы мне нравитесь больше.

ОЛЬГА. Какая?

СЕРЖ. Смелая.

ОЛЬГА (подняв рюмку). За Чехию! За вашу гостиницу!

СЕРЖ. За нашу встречу!

ОЛЬГА. За ваш телевизор! За ваш прекрасный номер! Ваша гостиница вообще хороша.

СЕРЖ. Пять звёзд. 

ОЛЬГА. Ну, будем здоровы!

СЕРЖ. Спасибо тебе, старый год!

ОЛЬГА. Он у вас был удачным?

СЕРЖ. Да. Сбылась моя сокровенная мечта.

ОЛЬГА. Это какая же, если не секрет?

СЕРЖ. Встретился с любимой девушкой.

ОЛЬГА. С той, которой сорок лет?

СЕРЖ. С ней. Именно.

ОЛЬГА. И что выдающегося в вашей встрече?

СЕРЖ. То, что она похожа на чудо, на волшебство.

ОЛЬГА. Вы шли, зажмурив глаза навстречу друг другу через годы и расстояния, узнавая друг друга по биотоку, запаху, по только вам слышным шагам?

СЕРЖ. Я шёл, она стояла. Потом наоборот, я ждал, когда она придёт, и она пришла.

ОЛЬГА. Узнаю Экклезиаста. Его речь.

СЕРЖ. Спасибо за повторный комплимент. Вы мастер утончённых комплиментов.

ОЛЬГА. А когда Экклезиаст начинает приставать к дамам? После второй или третьей рюмки?

СЕРЖ. Для этого ему нужно надринькаться в хлам.

ОЛЬГА. Я столько не выпью.

СЕРЖ. Значит, вам не грозит.

ОЛЬГА. Жаль. Я бы упала на ваш диван с превеликим удовольствием. Напряжение последних дней утомило меня.

СЕРЖ. Если вы хотите отдохнуть, то пожалуйста. Но ещё не пробили куранты. Вы проспите Новый год, а это означает проспать жизнь.

ОЛЬГА. Я её давно проспала и сама не заметила, как и где.

СЕРЖ. Ровно пятнадцать лет назад. В такую же новогоднюю ночь, как сейчас.

ОЛЬГА. Что я слышу, Экклезиаст?! Вы пророк, прорицатель?

СЕРЖ. «Получайте поездка в Чехия на ваш имя».

ОЛЬГА. Что такое? Не поняла. Так говорила со мной администратор по телефону.

СЕРЖ. Так говорил с тобой я.

ОЛЬГА. Бронхит прошёл?

СЕРЖ. Его и не было.

ОЛЬГА. Сережка? Я не узнала тебя с усами и бородкой.

СЕРГЕЙ. Так было задумано.

ОЛЬГА. Кем?

СЕРГЕЙ. Высшими силами.

ОЛЬГА. Так уж и высшими?

СЕРГЕЙ. Ну, тогда, Дед Морозом.

ОЛЬГА. Я в том возрасте, что уже не могу верить в доброго старика с седой бородой, который приходит в новогоднюю ночь к детям и при этом оставляет следы в снегу на балконе, а под ёлкой подарок.

СЕРГЕЙ. Придётся поверить.

ОЛЬГА. Как ты сюда попал и почему здесь?

СЕРГЕЙ. Я владелец всего этого.

ОЛЬГА. Чего именно?

СЕРГЕЙ. Этого номера, этой гостиницы в Карловых Варах.

ОЛЬГА. Ты?!

СЕРГЕЙ. Я.

ОЛЬГА. А как ты попал в Чехию?

СЕРГЕЙ. Вспомни тот Новый год, который мы встречали с тобой вместе.

ОЛЬГА. Тут и вспоминать нечего. Я всё помню.

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

(События переносятся на полтора десятилетия назад.)

 

Кабинет в офисе. Утро. Входит Ольга. Тут ей лет 25.

ОЛЬГА. Ура! Никого нет. Я раньше всех.

 

Достает из сумочки новогоднюю открытку и прикрепляет её к столешнице на рабочем месте руководителя.

 

ОЛЬГА. Он сразу увидит. Ему будет приятно.

 

Входит Наталья.

 

НАТАЛЬЯ. Что делает Ольга Сергеевна  на месте Глеба Семёновича?

ОЛЬГА. Я? Ничего.

НАТАЛЬЯ. Ну-ка! Открытка?

ОЛЬГА. Лично ему.

НАТАЛЬЯ. Мы коллеги. Между нами не должно быть секретов. (Читает.) «Дорогой Глеб Семёнович! Позвольте поздравить вас с Новым годом и пожелать счастья вам и вашим замечательным деткам».

НАТАЛЬЯ. Про детей напрасно.

ОЛЬГА. Почему?

НАТАЛЬЯ. Мужчину берут не этим.

ОЛЬГА. Я не беру.

НАТАЛЬЯ. Мужчину - раз! - и он падает в койку, а ты на него. Либо наоборот.

ОЛЬГА. Фу! Как пошло!

НАТАЛЬЯ. Зато жизненно.

ОЛЬГА. Ты всегда так делаешь?

НАТАЛЬЯ. Не всегда. Когда этого требует обстановка.

ОЛЬГА. Приму к сведению.

НАТАЛЬЯ. Прими как руководство к действию. Иначе удачи не видать.

ОЛЬГА. Я не гонюсь за удачей.

НАТАЛЬЯ. Ты гоняешься за Глебом Семёновичем. За руководителем нашего отдела. Это все видят, и никто не одобряет.

ОЛЬГА. Мне жалко его детей. Они растут без матери.

НАТАЛЬЯ. Они растут при отце. К тому же у них есть ещё вполне молодая и заботливая бабушка.

ОЛЬГА. Бабушка не мать.

НАТАЛЬЯ. Мачеха тоже.

ОЛЬГА. Я была бы хорошей мачехой.

НАТАЛЬЯ. Доброй то есть?

ОЛЬГА. Ну конечно.

НАТАЛЬЯ. От этого детям ты всё равно не стала бы роднее.

ОЛЬГА. Родство приходит в процессе совместного проживания.

НАТАЛЬЯ. Тема для диссертации. Напиши.

ОЛЬГА. Поздно. К тому же у меня другая специализация.

НАТАЛЬЯ. В двадцать пять лет вся жизнь впереди. Можно успеть не только написать кандидатскую, но и выйти замуж за своего ровесника, родить от него детей и воспитывать их как родных на полном к тому основании.

ОЛЬГА. А как же дети Глеба Семёновича?

НАТАЛЬЯ. Не пропадут. Они в надёжных руках.

 

Входит Глеб.

 

ГЛЕБ. Доброе утро, коллеги!

ОЛЬГА. С наступающим, Глеб Семёнович!

ГЛЕБ. Спасибо. А это что у меня на столе?

НАТАЛЬЯ. Любовное признание.

ГЛЕБ. Открытка? Как мило! Спасибо, Ольга Сергеевна.

НАТАЛЬЯ. Ольга Сергеевна рассчитывала на поцелуй.

ОЛЬГА. И ничего я не рассчитывала.

ГЛЕБ. Поцеловать? Почему бы не поцеловать коллегу? К тому же красивую девушку?

НАТАЛЬЯ. Действительно.

ОЛЬГА. Не надо, Глеб Семенович, мне эдакого одолжения.

ГЛЕБ. А чего тебе, вам нужно?

ОЛЬГА. Вы знаете.

НАТАЛЬЯ. Замуж она за вас хочет.

ГЛЕБ. Замуж? Стар я для вас, Оля. Поищите кого помоложе. Всем отделом сыграем свадьбу.

НАТАЛЬЯ. У неё нет другой кандидатуры.

ГЛЕБ. Как? А этот инструктор по горному туризму, который сопровождал нас в походе?

НАТАЛЬЯ. Точно! Ольга Сергеевна просидела с ним возле костра всю ночь. Теперь он просто обязан на ней жениться.

ОЛЬГА. Да перестаньте вы оба! Пожалуйста!

ГЛЕБ. Его, кажется, зовут Андрей?

НАТАЛЬЯ. Сергей.

ОЛЬГА. Это очень хороший парень. Он не заслуживает плохих слов.

ГЛЕБ. Мы говорим о нём хорошо. Ведь так, Наталья Игоревна?

НАТАЛЬЯ. Так - и только так, Глеб Семёнович.

 

Ольга с обиженным видом уходит из кабинета.

 

ГЛЕБ (Наталье). Дай поцелую, пока никого нет. (Выполняет.)

НАТАЛЬЯ. И я тебя. (Выполняет.) Мне будет трудно дождаться вечера.

ГЛЕБ. Мне тоже. Но уж дотерпим.

НАТАЛЬЯ. Дотерпим. Тем более что впереди целая ночь. Причем новогодняя.

ГЛЕБ. Я изнываю без тебя.

НАТАЛЬЯ. Я тоже.

 

Застывают в объятиях и поцелуе. Доносятся звуки шагов.

 

ГЛЕБ (оторвавшись). Кто-то идёт!

НАТАЛЬЯ. Я слышу.

 

Комната в квартире Ольги. Гирлянды, ёлка.

Ольга звонит по телефону:

- Сергей! Можешь ко мне приехать?

СЕРГЕЙ. Конечно. Как быстро?

ОЛЬГА. Как можно скорее.

СЕРГЕЙ. Скажи: стань передо мной, как лист перед травой! И я окажусь возле  тебя.

ОЛЬГА. Сказочник. Приезжай. Я тебя жду.

 

Звонок в дверь. Ольга открывает:

- Сергей?! Так быстро?! Ты не мог доехать так быстро. Ты проходил мимо и тебя застал мой звонок?

СЕРГЕЙ. Помогло заклинание о Сивке-бурке.

ОЛЬГА. Нет, скажи правду.

СЕРГЕЙ. Я шёл поздравить тебя с наступающим новым годом. Вот цветы и конфеты.

ОЛЬГА. Спасибо. А мне нечем поздравить тебя. Я не готова.

СЕРГЕЙ. Поздравишь потом.

ОЛЬГА. Хорошо.

СЕРГЕЙ. Что у нас по программе сейчас?

ОЛЬГА. Нужно поздравить с праздником детишек одного хорошего человека.

СЕРГЕЙ. Его зовут Глеб.

ОЛЬГА. Откуда ты знаешь?

СЕРГЕЙ. Глеб был с нами в походе. Он, кажется, начальник в твоём отделе.

ОЛЬГА. Всё верно.

СЕРГЕЙ. Он вдовец и растит детей один.

ОЛЬГА. Они совсем малыши. Вера и Вадик.

СЕРГЕЙ. Как будем их поздравлять?

ОЛЬГА. Ты Дед Мороз, я Снегурочка.

СЕРГЕЙ. Костюмы есть?

ОЛЬГА. Да. Нужно выучить текст.

СЕРГЕЙ. Давай слова.

 

Квартира Глеба. Входят (в костюмах Деда Мороза и Снегурочки) Сергей и Ольга, со словами:

- Тук-тук-тук, тук-тук-тук!

Кто стучится к вам не вдруг?

Дед Мороз, Снегурка.

С ними Сивка-бурка.

 

Их на пороге встречает Глеб.

 

ГЛЕБ. Дед Мороз? Снегурочка? Мы никого не вызывали.

ОЛЬГА (шепчет). Это я, Глеб Семёнович.

ГЛЕБ. Оля? Ольга Сергеевна?

ОЛЬГА. Я, я. Где ваши детки? Зовите скорее.

ГЛЕБ. Их дома нет. Они у бабушки.

ОЛЬГА. Как у бабушки?!

ГЛЕБ. А почему им не быть там? Новогодний вечер. Впереди ночь. Детям нужно вовремя ложиться спать. Бабушка их уложит по часам.

 

- Я же говорила, у Веры и Вадика очень заботливая бабушка, - выходит из-за спины Глеба Наталья и кладёт ему по-хозяйски руку на плечо.

 

ОЛЬГА. Наталья? Наталья Игоревна?

НАТАЛЬЯ. Ты... вы удивлены, Ольга Сергеевна?

ОЛЬГА. Как-то я не ожидала вас здесь увидеть.

НАТАЛЬЯ. Взаимно.  Мой метод работает? Удостоверились?

ГЛЕБ. О каком методе речь?

ОЛЬГА. Я хотела сделать детям сюрприз.

НАТАЛЬЯ. Сюрприз удался. Состоялся.

ГЛЕБ. Всё равно не понимаю.

ОЛЬГА. Я тоже.

НАТАЛЬЯ. Сегодня вообще вечер удивлений. Сначала удивился Глеб, Глеб Семёнович. Потом Ольга, Ольга  Сергеевна.

ГЛЕБ. Что происходит? Кто-то мне наконец объяснит?

НАТАЛЬЯ. Тут и объяснять нечего. Новый год. Поздравления. Подарки. Сюрпризы.

ОЛЬГА. Извините, Глеб Семёнович, за недоразумение.

ГЛЕБ. Ничего. Праздник.

ОЛЬГА. Сергей, уходим.

ГЛЕБ. Может, останетесь на застолье?

ОЛЬГА. Нет уж. Спасибо.

ГЛЕБ. Скоро куранты. Можете не успеть.

ОЛЬГА. Значит, не судьба.

ГЛЕБ. А как же загадать желание?

ОЛЬГА. Значит, обойдёмся без желаний.

СЕРГЕЙ. Мы успеем добраться до боя курантов.

НАТАЛЬЯ. Если только на ковре-самолёте или каким другим чудом.

СЕРГЕЙ. Мы так и сделаем. «Сивка-бурка, вещая каурка!» Крылатый конь, он уже дожидается нас на выходе из подъезда.  

 

Уходит и уводит с собой Ольгу.

 

ГЛЕБ. Что за представление тут разыгралось?

НАТАЛЬЯ. Всё не может угомониться твоя поклонница.

ГЛЕБ. Ты о Серовой?

ГЛЕБ. О ней, об Ольге Сергеевне. На работе - открытка, дома - костюмированное представление для детей.

ГЛЕБ. И ты решила разом прекратить всё это?

НАТАЛЬЯ. Ты догадлив. Зачем мучить её и себя!

ГЛЕБ. Действительно, не зачем.

НАТАЛЬЯ. Обними меня. Ну, обними. Покажи, что ты на меня не сердишься.

ГЛЕБ. Вот, обнял.

НАТАЛЬЯ. Теперь поцелуй.

ГЛЕБ. Вот, целую.

НАТАЛЬЯ. А теперь бери меня на руки и неси в спальню.

ГЛЕБ. Скоро куранты.

НАТАЛЬЯ. Я хочу встретить Новый год в постели, чтобы весь год не выбираться из неё.

ГЛЕБ. Но это невозможно.

НАТАЛЬЯ. Возможно. Ты мой начальник. Я твоя подчинённая.

ГЛЕБ. А ты хорошо придумала.

НАТАЛЬЯ. Голова!

 

Глеб берёт Наталью на руки и, поцеловав,  уносит в спальню. Бьют куранты.

 

Квартира Ольги.  

ОЛЬГА. Ну вот, не успели. Теперь весь год пройдёт насмарку. Как предыдущий. Как пред-предыдущий.

СЕРГЕЙ. Это необязательная примета. Может и не сбыться.

ОЛЬГА. Снова новый год без него. Снова жизнь без него.

СЕРГЕЙ. Нужен тебе вдовец!

ОЛЬГА. Ты ничего не понимаешь. Я, только я как надо могу воспитать его детей.

СЕРГЕЙ. Ты им чужая тётя.

ОЛЬГА. Это пока. Потом я бы стала им родней, чем родная. Я могу. Ты не веришь?

СЕРГЕЙ. Зачем биться в дверь, если она закрыта! Тем более в стену без дверей.

ОЛЬГА. Глеб, по-твоему, стена? Без дверей?

СЕРГЕЙ. По-моему, его дверь Наталья.  Как там её по отчеству?

ОЛЬГА. Обойдётся без отчества. Она не намного старше меня.

СЕРГЕЙ. А он?

ОЛЬГА. Он - на 14 лет.

СЕРГЕЙ. Зачем тебе старый мужик?

ОЛЬГА. Я буду для него всегда молодая.

СЕРГЕЙ. Заблуждаешься ты, молодая.

ОЛЬГА. Хочу быть с Глебом Семёновичем. Хочу быть с Глебом. (Хнычет.)

СЕРГЕЙ. Не реви. Ещё не хватало целый год проплакать.

ОЛЬГА. Ага, а сам сказал, примета может не сбыться. А сам плакать не даёшь.

СЕРГЕЙ. Реви. Реви. (Через паузу) Чего перестала?

ОЛЬГА. А вдруг, правда, сбудется?

СЕРГЕЙ. Ну вот, сама поняла. И давай наконец отмечать Новый год.

ОЛЬГА. Оплакивать?

СЕРГЕЙ. Топить в вине.

ОЛЬГА. Напьюсь. Честное слово, напьюсь.

СЕРГЕЙ. А вот это необязательно.

ОЛЬГА. Ему назло напьюсь.

СЕРГЕЙ. Себе назло.

ОЛЬГА. И пусть. Серёжка! Серёжка, милый!

СЕРГЕЙ. Опять ревёт. Сколько можно?

ОЛЬГА. Ага, я надеялась. Я мечтала.

СЕРГЕЙ. Нашла, о чём мечтать.

ОЛЬГА. А что, плохие мечты? Я жена. У меня детки.

СЕРГЕЙ. Чужие детки. Чужая жена.

ОЛЬГА. А жена почему чужая?

СЕРГЕЙ. Потому что нормальные люди женятся один раз и на всю жизнь.

ОЛЬГА. Я так бы и вышла за него. Один раз. Навсегда.

СЕРГЕЙ. А он-то, он-то повторно.

ОЛЬГА. Но он вдовец. Он не виноват.

СЕРГЕЙ. Знаешь пословицу?

ОЛЬГА. Какую?

СЕРГЕЙ. Не ходи за вдовца - не оплачешь венца.

ОЛЬГА. Не знала. Теперь знаю.

СЕРГЕЙ. Вот, знай. И давай уже выпьем.

ОЛЬГА. За что?

СЕРГЕЙ. За новый год. За предстоящее счастье.

ОЛЬГА. Откуда ему взяться?

СЕРГЕЙ. Из мешка Дед Мороза.

ОЛЬГА. Там одни игрушки. Сама складывала.

СЕРГЕЙ. Я в переносном смысле.

ОЛЬГА. Я давно не верю в доброго старика с седой бородой, который оставляет в новогоднюю ночь следы в снегу на балконе, а под ёлкой игрушки.

СЕРГЕЙ. Это детям - игрушки.

ОЛЬГА. А взрослым что?

СЕРГЕЙ. Счастье.

ОЛЬГА. А ну загляну под ёлку! Только сначала скажи: как оно выглядит, счастье?

СЕРГЕЙ. Его нельзя увидеть. Его нельзя потрогать руками. Но оно есть. Оно существует. Оно ощущение, а не вещь и не предмет. Оно состояние.

ОЛЬГА. Я, кажется, слегка опьянела. Это я начинаю чувствовать счастье?

СЕРГЕЙ. Это ты начинаешь чувствовать хмель.

ОЛЬГА. Счастье приходит вскоре за хмелем?

СЕРГЕЙ. Счастье приходит отдельно. Без ничего и без никого.

ОЛЬГА. Откуда ты знаешь?

СЕРГЕЙ. Я Дед Мороз.

ОЛЬГА. А я сегодня Снегурочка и почему-то не знаю того, что знаешь ты.

СЕРГЕЙ. Снегурочка младше Дед Мороза. Ей не хватает жизненного опыта. Но скоро она наберётся его и станет мудрой, как он.

ОЛЬГА. Поумнеть, похоже, мне бы не мешало. Но когда ещё это произойдёт?

СЕРГЕЙ. Сегодня. За это и выпьем. За тебя!

ОЛЬГА. За нас!

СЕРГЕЙ. За новый год!

ОЛЬГА. За счастье в новом  году!

 

Комната в квартире Глеба.

ГЛЕБ. Надо было их оставить хотя бы для приличия.

НАТАЛЬЯ. Чтобы они мешали нам?

ГЛЕБ. Ну побыли бы с полчаса и ушли.

НАТАЛЬЯ. Как встретишь новый год, так проведёшь. Ты хочешь, чтобы твоя квартира весь год напоминала общежитие или коммуналку?

ГЛЕБ. Не хочу.

НАТАЛЬЯ. Ну вот и остынь уже.

ГЛЕБ. Остываю.

НАТАЛЬЯ. Я тебе помогу.

ГЛЕБ. Чем?

НАТАЛЬЯ. Поцелуй меня.

ГЛЕБ. Вот.

НАТАЛЬЯ. Поцелуй ещё.

ГЛЕБ. Снова вот.

НАТАЛЬЯ. А теперь крепко и долго.

ГЛЕБ. Вот.

 

Квартира Ольги.

ОЛЬГА. Я шла к его детям. Я хотела им праздника.

СЕРГЕЙ. Опять двадцать пять!

ОЛЬГА. Не опять, а снова.

СЕРГЕЙ. Он не понял тебя. Точнее - она, Наталья.

ОЛЬГА. Она знала про меня и про Глеба.

СЕРГЕЙ. О, вероломный женский род!

ОЛЬГА. Вы, мужики, тоже хороши.

СЕРГЕЙ. Не все. Лишь отдельные представители. Но давай уже не стенать? Новый год всё-таки.

ОЛЬГА. Самый ужасный Новый год в моей жизни.

СЕРГЕЙ. Так он дорог тебе, этот Глеб Семёнович?

ОЛЬГА. Да. Я думала, стану мамой его деткам.

СЕРГЕЙ. Ты говорила, я помню. Теперь станет Наталья.

ОЛЬГА. Наталья не сможет. Она алчная. Ей нужен мужик, а не дети.

СЕРГЕЙ. Но ведь замуж выходят за мужчину, не за детей.

ОЛЬГА. Я была бы хорошей матерью.

СЕРГЕЙ. Вероятно, она тоже будет.

ОЛЬГА. У неё секс на первом месте.

СЕРГЕЙ. Это не всегда плохо.

ОЛЬГА. Кобели вы, мужчины.

СЕРГЕЙ. Кто-то же должен быть инициатором продолжения рода.

ОЛЬГА. Наливай, инициатор. Буду топить досаду в вине.

СЕРГЕЙ. Тебе, по-моему, достаточно.

ОЛЬГА. Сегодня в моём желудке нет дна. Сегодня я сосуд для спиртного.

СЕРГЕЙ. Не переборщи.

ОЛЬГА. Не успели до курантов. Не загадали желание.

СЕРГЕЙ. Не беда.

ОЛЬГА. На то и Новый год, чтобы загадывать.

СЕРГЕЙ. И что бы ты загадала?

ОЛЬГА. Я... я... Знала. Забыла. Что-то о его детях.

СЕРГЕЙ. Ну вот!

ОЛЬГА. А теперь и загадывать не охота.

СЕРГЕЙ. И всё-таки?

ОЛЬГА. Хочу удочерить Веру и Вадика.

СЕРГЕЙ. Так ты успела привязаться к ним?

ОЛЬГА. Есть немного.

СЕРГЕЙ. А как же свои дети?

ОЛЬГА. Когда ещё это будет и будет ли?

 

(Пауза.)

 

ОЛЬГА. Наливай. Напьюсь до беспамятства.

СЕРГЕЙ. Он того не стоит.

ОЛЬГА. Стоит мой крах, моё фиаско.

СЕРГЕЙ. Тебе сколько лет?

ОЛЬГА. Двадцать пять.

СЕРГЕЙ. Вот. Разве это возраст, чтобы вести счёт, подводить итоги?

ОЛЬГА. Слишком подло всё, гадко.

СЕРГЕЙ. У тебя будет счастье.

ОЛЬГА. Нет.

СЕРГЕЙ. Будет.

ОЛЬГА. Не с ним мне не надо. Ничего не надо. Ни счастья, ни несчастья. Ну что же ты так мало налил? Налей дополна.

СЕРГЕЙ. Вот.

ОЛЬГА. Чаша страдания наполнена. Я осушу её до дна.

СЕРГЕЙ. Пей. Не жалко.

 

Вместо этого Ольга отодвигает фужер и начинает  плакать.

 

ОЛЬГА. Мне вино уже не поможет. Прибита гвоздями. Распята.

СЕРГЕЙ. Брось драматизировать.

ОЛЬГА. Вот отверстия от гвоздей. Вот кровь. (Показывает ладони.)

СЕРГЕЙ. Пойдем к ёлке на площадь, поглядим фейерверки, салют?

ОЛЬГА. Какой салют, Серёжа! Прощальный залп. Похоронный марш. Я никогда не выйду замуж, ни за кого.

СЕРГЕЙ. Не зарекайся. Ты всего лишь не смогла закрепиться на скале. Но ведь ты пристёгнута страховкой?

ОЛЬГА. Это в твоей инструкции так. В жизни иначе.

СЕРГЕЙ. Выйди замуж ему назло.

ОЛЬГА. Никогда и ничего нельзя делать назло.

СЕРГЕЙ. Это почему? Можно назло сопернику забить гол в его ворота. Можно назло сопернику опередить его на лыжне...

ОЛЬГА. Это всё в спорте. В жизни - нельзя.

СЕРГЕЙ. Давай говорить серьёзно.

ОЛЬГА. Не хочу. Не буду. Налей мне ещё.

СЕРГЕЙ. Вот.

ОЛЬГА. А ты что не пьёшь?

СЕРГЕЙ. У меня горя нет. У меня, наоборот, радость.

ОЛЬГА. Потому что у меня горе?

СЕРГЕЙ. Потому что у тебя обошлось. Потому что ты не совершила ошибку.

ОЛЬГА. Усыновить детей это ошибка?

СЕРГЕЙ. Да никто ничего подобного не говорит.

ОЛЬГА. Нет, ты сказал.

СЕРГЕЙ. Это ты выпила лишнего и теперь придираешься к словам.

ОЛЬГА. К тому сведению, я вообще не пью.

СЕРГЕЙ. Охотно верю. Оглоушила полбутылки.

ОЛЬГА. Во-первых, это шампанское. Во-вторых, у меня стресс. У тебя когда-нибудь был стресс?

СЕРГЕЙ. Стресс у меня сейчас. От тебя. От твоей настырности.

ОЛЬГА. Это ещё не всё. Сегодня я установлю свой личный рекорд (и мировой тоже) по количеству выпитого.

СЕРГЕЙ. Глупо. Ты можешь не дожить до утра. Или завтра умрёшь с похмелья.

ОЛЬГА. Ну и пусть! Ну и пусть!

 

Наливает, выпивает. Наливает, выпивает.

 

СЕРГЕЙ. Стоп! Моя очередь. Пусть всё плохое останется в старом  году! И всё хорошее придёт в новом!

 

Наливает, выпивает. Наливает, выпивает.

 

ОЛЬГА. Ты друг. Ты настоящий друг.

СЕРГЕЙ. Друзья познаются в беде.

ОЛЬГА. Друзья познаются в вине.

 

 

Следующий день. Квартира Ольги.

 

- Ох и нарезался я! - просыпается на диване Сергей. - А всё её утешал. «Выпей да выпей, ему назло». Ну и пришлось. Сроду столько не пил. Выполнил многолетнюю норму. А она? Жива ли она?

 

Встаёт. Заходит в соседнюю комнату. Возвращается.

 

Спит. Дрыхнет богатырским сном. Пусть дрыхнет, пока не проснулась и  опять не стала накачивать вином себя и меня. Ой, нет! Я лучше сбегу.

 

ОЛЬГА. Стой! Куда?

СЕРГЕЙ. Домой.

ОЛЬГА. Ты бросишь друга на умирание? Ты не читал книжек? Ты не знаешь, что это нечестно?

СЕРГЕЙ. Я спасу друга своим бегством от него.

ОЛЬГА. Это как?

СЕРГЕЙ. У друга не будет компании. Он не сможет пить один.

ОЛЬГА. А я не собираюсь.

СЕРГЕЙ. Ага? А ему назло?

ОЛЬГА. Ни себе, ни ему назло. Никому.

СЕРГЕЙ. Нашло просветление?

ОЛЬГА. Пришло умирание. Я никогда не выпивала такого количества алкоголя. Я вся состою из него. Из меня можно выжать целый ящик.

СЕРГЕЙ. Я вчера говорил, останавливал. Кто-то меня не слушал?

ОЛЬГА. Прости. Хотела сильно отомстить ему.

СЕРГЕЙ. Мстящая женщина страшна.

ОЛЬГА. Мстящая женщина - фурия.

СЕРГЕЙ. Сильно отомстила... себе. И другу тоже.

ОЛЬГА. Говорят, нужно выпить с похмелья хотя бы глоток.

СЕРГЕЙ. Ты думаешь, у нас что-то осталось?

ОЛЬГА. Неужели моя месть была крайней, предельной?

СЕРГЕЙ. Запредельной даже.

ОЛЬГА. А вот вижу, недопито на дне. Фу, смотреть не могу. Не то, что выпить.

СЕРГЕЙ. Это всегда так, пока привычки нет.

ОЛЬГА. А если привычка появится?

СЕРГЕЙ. Тогда хоть сколько заливай.

ОЛЬГА. Не хочу стать ёмкостью для спиртного.

СЕРГЕЙ. Тогда терпи и не пей.

ОЛЬГА. Но воду-то можно?

СЕРГЕЙ. Это - пожалуйста.

ОЛЬГА. Тьфу ты! Вода тоже не лезет.

СЕРГЕЙ. Видишь, как ты переборщила!

ОЛЬГА. Знаешь, какое у меня сейчас желание?

СЕРГЕЙ. Протрезветь?

ОЛЬГА. Не-а. Уехать куда-нибудь на край света и там пропасть.

СЕРГЕЙ. Это почему? Зачем?

ОЛЬГА (о Глебе). Чтобы не помнить его, забыть его.

СЕРГЕЙ. Ну, для этого пропадать не обязательно. Достаточно просто уехать. Куда бы ты желала?

ОЛЬГА. А зачем мечтать, если всё равно не исполнится?

СЕРГЕЙ. Мечты, я слыхал, сбываются, если о них говорить вслух.

ОЛЬГА. Не верю я.

СЕРГЕЙ. Не верь. Но произнеси, отправь импульс в космос.

ОЛЬГА. Хочу жить в Париже.

СЕРГЕЙ. Почему именно там?

ОЛЬГА. Столица мира.

СЕРГЕЙ. Но ведь это не официально.

ОЛЬГА. У нас вся жизнь проходит неофициально. А так хоть слабое, но утешение.

СЕРГЕЙ. Слабое. А главное - легко  достижимое. В кавычках.

ОЛЬГА. Я понимаю, что такая мечта неисполнима. Потому и сказала тебе. Чтобы отстал.

СЕРГЕЙ. Я это понял. Скажи мне лучше другое: ты забыла своего Глеба?

ОЛЬГА. А почему ты спрашиваешь?

СЕРГЕЙ. Хочу позвать тебя замуж.

ОЛЬГА. Нет. Никогда. Глеб и только Глеб.

СЕРГЕЙ. Глеб Александрович.

ОЛЬГА. Глеб Семёнович.

СЕРГЕЙ. Замкнутый круг. Клетка. Западня.

ОЛЬГА. Сергей, ты куда?

СЕРГЕЙ. Прочь из круга! В клетку. В западню.

 

 Выбегает из квартиры вон.

 

ОЛЬГА. Странный. Что я ему такого сказала? Он всё это уже тысячу раз слышал.

 

 

Улица. Снег. Мороз.

СЕРГЕЙ. Где-то тут я видел здание загса. Женюсь. На первой же встречной женюсь.

 

Откуда-то, как на заказ, появляется симпатичная девушка.

 

СЕРГЕЙ. Девушка, выходите за меня замуж.

ДЕВУШКА. Я понимаю, Новый год, но так сразу?

СЕРГЕЙ. Даже если бы был старый год или конец света, я повторю: замуж. И я бы хотел подать заявление прямо сейчас.

ДЕВУШКА. На Новый год я загадала себе именно это - выйти замуж. Не ожидала, что может осуществиться так быстро.

СЕРГЕЙ. Я ничего не загадывал. Но скоростью также удивлён.

ДЕВУШКА. Однако двери закрыты.

СЕРГЕЙ. Мы подёргаем их.

ДЕВУШКА. Закрыты.

СЕРГЕЙ. Новый год - праздник. Я забыл, что в праздник браки на Земле не свершаются.

ДЕВУШКА. Только на небе? Может, нам воспарить по такому поводу?

СЕРГЕЙ. Сделаем титаническое усилие, высоко подпрыгнув.

ДЕВУШКА. Я понимаю, что вы шутите.

СЕРГЕЙ. Встретимся здесь же 2-го января. В объявлении написано: загс будет работать.

ДЕВУШКА. Может, мы начнём строить семью прямо сейчас, не дожидаясь будней?

СЕРГЕЙ. В праздник работать грешно, а брак это работа.

ДЕВУШКА. У нас безбрачье. И нам можно не работать над вопросом или проблемой.

СЕРГЕЙ. Встретимся 2-го. Нужно проспаться для ответственного момента.

ДЕВУШКА. Я боюсь спать. Вдруг я проснусь - и всё распадётся как сон от пробуждения.

СЕРГЕЙ. Можешь не спать. Встретимся 2-го здесь в девять.

ДЕВУШКА. Я приду без пятнадцати минут.

СЕРГЕЙ. Я надеюсь приковылять к девяти ровно.

ДЕВУШКА. До встречи, мой суженный!

СЕРГЕЙ. До встречи! Твой ряженный.

 

Расходятся.

 

 

Квартира Сергея. Он просыпается и говорит о предыдущей сцене:

- Это приснилось или было наяву? Скорее первое. Как-нибудь доживу до завтра и явлюсь к загсу, чтобы рассеять сомнения. А пока... Что пока? Нужно праздновать новый год. Заливать алкоголь в глотку. Прыгать от радости, имея повод и не имея причины. «Эх, раз, ещё раз! Выпью водки целый таз». Фу, какая гадость! Как только её пьют? Выпьешь - когда голова подобна глиняному горшку, сдавленному тисками. Нельзя ни разжать, ни усилить давление. Скорее бы наступило 2-е число!

 

Звенит или поёт мобильный телефон.

 

СЕРГЕЙ. Это звонит Ольга. (Смотрит на экран.) Точно: она.  Ответить или не надо? (Нажимает кнопку приёма звонка.) Алло, слушаю.

ОЛЬГА. Сергей, куда ты пропал?

СЕРГЕЙ. Я должен быть возле тебя вечно? Ошибаешься.

ОЛЬГА. Но так не поступают друзья.

СЕРГЕЙ. Я больше тебе не друг. Поезжай к Глебу и плачь у него под дверью.

ОЛЬГА. Глеб тем более мне не друг.

СЕРГЕЙ. Это не мои проблемы. Бай-бай!

ОЛЬГА. Ты говоришь мне «до свидания» или отправляешь спать?

СЕРГЕЙ. Понимай, как хочешь. Проспись. Лишним не будет.

ОЛЬГА. Я уже выспалась.

СЕРГЕЙ. Адью! (Отключает телефон.)

 

ОЛЬГА (у себя в квартире). Положил трубку. Почему? Разве я его обидела? Чем? Говорили как цивилизованные люди. Или нет?

 

2-е января. Вход в загс.

СЕРГЕЙ. Так и знал, никого нет. Это всё мне приснилось.

ДЕВУШКА. Я есть, и я не сон. И кто-то обещал подать заявление ровно в девять утра.

СЕРГЕЙ. Быть ровно в девять. Подать в девять с минутами.

ДЕВУШКА. Минуты наступили.

СЕРГЕЙ. Вперёд! К семейному счастью!

ДЕВУШКА. К новогодним чудесам!

СЕРГЕЙ. К посленовогоднему пробуждению!

ДЕВУШКА. А почему ты не спрашиваешь, как меня зовут?

СЕРГЕЙ. Это не важно.

ДЕВУШКА. Совсем?

СЕРГЕЙ. Абсолютно.

ДЕВУШКА. Но мы же станем мужем и женой.

СЕРГЕЙ. Мужу и жене не обязательно разговаривать.

ДЕВУШКА. А что же им делать?

СЕРГЕЙ. Смотреть друг на друга и молчать.

ДЕВУШКА. Я поняла, ты меня разыгрываешь.

СЕРГЕЙ. Я понимаю, что валяю дурака.

ДЕВУШКА. Ты такой прикольный!

СЕРГЕЙ. Прикольнее некуда.

 

Квартира  Глеба. Звонит телефон.

НАТАЛЬЯ. Не отвечай.

ГЛЕБ. Это мама.

НАТАЛЬЯ. Всё равно.

ГЛЕБ. Вдруг она заболела?

НАТАЛЬЯ. Она здоровей здорового.

ГЛЕБ. Вдруг что-нибудь с детьми?

НАТАЛЬЯ. Разбитая коленка? Не поделили игрушки?

ГЛЕБ. Всё-таки отвечу. Она уже не первый раз звонит. (В трубку) Алло, мама! Это, наверное, ты?

 

ИЗ ТРУБКИ:

- Я. Кому же быть ещё?

ГЛЕБ. Я сразу догадался, что это ты.

- Ты узнаёшь меня по звонку? Я распространяю в воздухе магнитные колебания? Или у тебя просто-напросто определился номер? 

ГЛЕБ. Я узнаю тебя по настойчивости звонка. По его требовательности.

- Я твоя мама. Ты должен меня чувствовать - по звонку или как-то иначе, но ты должен мне отвечать сразу, незамедлительно.

ГЛЕБ. Я отвечаю.

- Я звоню в третий раз.

ГЛЕБ. Извини, мама, я не слышал.

- Ты стал глохнуть? У тебя проблемы со слухом?

ГЛЕБ. У меня был включён телевизор, поэтому я не слышал.

- Какая у телевизора громкость? У тебя дискотека? Ты привёл глухую девушку? Где ты её нашёл? В интернате для глухонемых?

ГЛЕБ. Мама, твои шутки не очень уместны.

- Я спрошу по-другому. Тебя не интересует моё здоровье? Ты не спрашиваешь о детях? У тебя появилась женщина? Кто она?

ГЛЕБ. Мама, я совершенно один.

- Так я и поверила! Для этого ты сплавил мне своих детей? Чтобы пребывать в одиночестве, вкушать тишину, медитировать? Ты стал буддистом? Ты исповедуешь дзен?

ГЛЕБ. Девушка приходила и уже ушла. Точнее, женщина.

- Как её зовут? Возраст? Где работает? Полный отчёт! Я жду.

ГЛЕБ. Мама, я начальник отдела. Я привык спрашивать, а не отвечать.

- Я твой начальник на веки вечные, а ты мой подчинённый. Тоже навсегда. Поэтому изволь...

ГЛЕБ. Слушаюсь, Марина Витольдовна, и подчиняюсь.

- Можешь не говорить. Я и так знаю. Ольга Серова. Она? Дети мне про неё все уши прожужжали. Она у вас в отделе отвечает за праздники.

ГЛЕБ. Да, это её сектор.

- Пригляделся бы к ней. Если детям нравится, значит хорошая. Может, сумеет им заменить мать.

ГЛЕБ. Мама, ещё ни одна мачеха не смогла стать мамой чужим детям.

- Как знаешь. Но не забывай: я не вечная. Когда-нибудь тебе придётся заботиться о детях без меня.

ГЛЕБ. А ты живи долго. Не болей.

- Я ещё поживу. Если ты будешь вовремя отвечать на звонки. Если не будешь врать по причине и без неё.

ГЛЕБ. Мама, я всегда стараюсь говорить правду. С самого детства.

- Стараться - ещё не значит делать. Когда мне привезти тебе детей: сегодня или завтра?

ГЛЕБ. Если можно, то завтра или послезавтра или запослезавтра.

- Женщина. У тебя точно женщина.

ГЛЕБ. Мама, ты угадала.

- Наконец-то сказал правду.

ГЛЕБ. Дай мне хоть  немного побыть с ней.

- Я дам. Но смотри, чтобы она не поселилась у тебя насовсем. Или ты сам этого хочешь? Ты знаешь, я не люблю, когда без оформления отношений, без родительского благословления?

ГЛЕБ. Давай мы это обсудим, когда ты придёшь.

- Я приеду завтра. От силы послезавтра.

ГЛЕБ. Спасибо, мама.

- Не забывай поглядывать в календарь.

ГЛЕБ. Не забуду.

 

Слышны короткие гудки. На том конце положили трубку.

 

ГЛЕБ. (Наталье) Сегодня какое число?

НАТАЛЬЯ. 2-е января.

ГЛЕБ. Мы не вылезали с тобой из постели двое суток?

НАТАЛЬЯ. Сутки и ещё половину.

ГЛЕБ. Однако как быстро летит время!

НАТАЛЬЯ. Когда ты женишься на мне, оно полетит ещё быстрее.

ГЛЕБ. Я хочу, чтобы оно сейчас остановилось.

НАТАЛЬЯ. Тогда нам нужно вернуться на кровать.

ГЛЕБ. У тебя всё измеряется кроватью?

НАТАЛЬЯ. Не всё. Исключительно время.

ГЛЕБ. Тогда поспешим туда. Любимая! Дорогая!

НАТАЛЬЯ. Нежный мой! Зайчик. Лисёнок.

ГЛЕБ. Голубка! Лебёдушка. Хвостик.

 

Квартира Ольги. Ольга одна. Смотрит на фотопортрет Глеба на стене и горюет. Вариант - при этом поёт песню. Снимает фото со стены, затем разрезает его ножницами  на ровные, аккуратные полоски.  Медленно рвёт их - то ли с сожалением, то ли с досадой.

Обрывки собирает в кучку, кладёт в пепельницу. Поджигает. Глядя на огонь, декламирует стихотворение Пушкина «Сожжённое письмо» - целиком либо фрагмент:

- Прощай, письмо любви! Прощай. Она велела.

Как долго медлил я! Как долго не хотела

Рука предать огню все радости мои!..

Но полно, час настал. Гори, письмо любви.

Готов я; ничему душа моя не внемлет.

Уж пламя жадное листы твои приемлет...

Минуту!.. Вспыхнули! Пылают - лёгкий дым

Виясь, теряется с молением моим.

Уж перстня верного утратя впечатленье,

Растопленный сургуч кипит... О провиденье!

Свершилось! Тёмные свернулися листы;

На лёгком пепле их заветные черты

Белеют... Грудь моя стеснилась. Пепел милый,

Отрада бедная в судьбе моей унылой,

Останься век со мной на горестной груди!

 

Квартира Глеба. Наталья нечаянно наткнулась на Ольгино поздравление:

- Ты принёс её открытку домой? Зачем?

ГЛЕБ. Просто так.

НАТАЛЬЯ. Значит, она дорога?

ГЛЕБ. Чтобы в отделе не было лишних разговоров.

НАТАЛЬЯ. О тебе и о ней?

ГЛЕБ. Ну а ты как думаешь?

НАТАЛЬЯ. Давай я порву?

ГЛЕБ. Зачем?

НАТАЛЬЯ. Это будет означать, что в сердце я у тебя одна.

ГЛЕБ. Ты уже не только в сердце, но и в печёнках, в почках, в селезёнке...

НАТАЛЬЯ. Это же хорошо?

ГЛЕБ. Что хорошего? Ты заслонила мне всё: работу, дом, детей.

НАТАЛЬЯ. Вот это я понимаю - встреча нового года! Новый взгляд. Новая жизнь. Новое всё.

ГЛЕБ. Новый я. Новая ты.

НАТАЛЬЯ. Новые мы. Молчи и неси меня...

ГЛЕБ (взяв на руки). В спальню?

НАТАЛЬЯ. Нет, на кухню. Нужно чего-нибудь съесть.

ГЛЕБ. И выпить.

НАТАЛЬЯ. Можно и выпить.

 

Наталья заграбастала открытку в руки.

 

ГЛЕБ. А зачем тебе её открытка?

НАТАЛЬЯ. Выброшу в мусор. Чтобы не мешала. Не напоминала о себе.

ГЛЕБ. Чистая милая девочка. Грязный и грубый я. Глупый.

НАТАЛЬЯ. Я бы не сказала ничего такого о ней.

ГЛЕБ. Почему?

НАТАЛЬЯ. Мне кажется, она до сих пор девственница.

ГЛЕБ. Давай мы не будем это обсуждать?

НАТАЛЬЯ. Это я так проверила, что у вас с ней не было ничего.

ГЛЕБ. Не было и не могло быть.

НАТАЛЬЯ. А у нас могло, было и есть.

ГЛЕБ. И будет?

НАТАЛЬЯ. Если мы посетим заведение под названием загс.

ГЛЕБ. Мы его посетим.

НАТАЛЬЯ. Мне порвать открытку или ты это сделаешь сам?

ГЛЕБ. После праздника сделаю тебя моим заместителем. Так что привыкай уже сейчас.

НАТАЛЬЯ. Сам сказал. Вот.

 

Рвёт открытку и показывает обрывки.

 

Глеб читает то же стихотворение, что и Ольга, а именно «Сожжённое письмо» Пушкина. Это означает перекличку их сердец, крушение их несостоявшейся общей судьбы.

 

 

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ               

 

Чехия. Апартаменты Сергея.

ОЛЬГА. Значит, от имени администратора звонил ты?

СЕРГЕЙ. Я. И от имени всех остальных тоже.

ОЛЬГА. Кого ты имеешь в виду?

СЕРГЕЙ (изменив голос). Здравствуйте! Мы проводим социальный опрос. Представьтесь, пожалуйста. - Я Ольга Седова. Мне 42 года.

ОЛЬГА. Серёжка, гад такой! Нельзя было не разыгрывать?

 

Стукает кулачками Сергею по груди, изображая негодование. Тот разворачивает Ольгу спиной к себе, не давая ей драться. Ольга, попытавшись вырваться, затихает. Сергей отпускает её.

 

СЕРГЕЙ. Я не хотел, чтобы ты меня узнала.

ОЛЬГА. Почему?

СЕРГЕЙ. Я не был уверен, что ты захочешь со мной разговаривать.

ОЛЬГА. Был момент, когда я никого не хотела видеть. Но потом это прошло.

СЕРГЕЙ. Вот видишь. Я не выдавал себя не зря.

ОЛЬГА. Ты хороший имитатор. Тебе можно было пойти в артисты.

СЕРГЕЙ. Когда-то я хотел. Потом передумал.

ОЛЬГА. Напрасно.

СЕРГЕЙ. Я и раньше звонил тебе под видом чужих людей, чтобы слышать твой голос.

ОЛЬГА. Голос? Только для этого?

СЕРГЕЙ. Ну не только.

ОЛЬГА. Да ты, выходит... романтик,  большой... романтик. Трудно по-другому  объяснить твои... чудачества.

СЕРГЕЙ. Это ещё не всё.

ОЛЬГА. А что же?

СЕРГЕЙ. В каждый свой отпуск я приезжал к тебе.

ОЛЬГА. Ко мне? Я ни разу тебя не видела.

СЕРГЕЙ. Я приезжал к твоему дому, ставил машину так, чтобы мне были видны твои окна, и наблюдал за ними. Иногда ты выходила на балкон, и я мог видеть тебя. Зная, что ты не любопытна и не станешь изучать постороннего человека, по временам я смело прогуливался во дворе твоего дома, дожидаясь, когда ты выйдешь. Ты выходила, и я следовал за тобой - пешком либо на авто - в зависимости от того, какой способ передвижения избирала ты.

ОЛЬГА. Вот почему мне иногда казалось, что кто-то следит за мной.

СЕРГЕЙ. Я следовал за тобой только для того, чтобы прикоснуться к твоей жизни. Однажды, сопровождая тебя по улице, я отшил приставалу.

ОЛЬГА. Значит, это вмешался ты? Поэтому он отстал от меня так быстро?

СЕРГЕЙ. Побыв возле тебя, я возвращался к себе в Карловы Вары и снова начинал задыхаться без тебя.

ОЛЬГА. Я понимаю, что это в переносном смысле.

СЕРГЕЙ. Прожив года два в Чехии, я впервые позвонил тебе, представившись работником некой службы - теперь уже не помню, кем именно. И мы с тобой замечательно поговорили о чём-то, ни о чём.

ОЛЬГА. Если бы я знала, что это ты, я говорила бы по-другому.

СЕРГЕЙ. Временами меня подмывало назвать своё имя, и я даже произносил порой фразы своим естественным голосом.

ОЛЬГА. То-то иногда голос казался мне знакомым.

СЕРГЕЙ. А потом я менял тембр.

ОЛЬГА. Узнавание притуплялось и исчезало. Я ни разу не идентифицировала тебя.

СЕРГЕЙ. Я не мог этого допустить. Иначе я бы лишился возможности разговаривать с тобой.

ОЛЬГА. Сергей! Ты немножко сумасшедший. Или маньяк.

СЕРГЕЙ. Вероятно, отклонения есть. Нормальный человек вряд ли станет звонить из другой страны, а тем более приезжать, стоять под окнами, ходить по пятам и по следу... С другой стороны, именно это выказывает меня перед тобой. Моё чувство не ослабело с годами. Оля, выходи за меня замуж.

 

(Короткая пауза.)

 

ОЛЬГА. Теперь послушай меня ты. Иллюзия эфемерна. Она исчезает при первом соприкосновении с действительностью.

СЕРГЕЙ. Вот я прикоснулся к тебе. Ты не исчезла.

ОЛЬГА. Я в переносном смысле.

СЕРГЕЙ. А я в шутливом. Ты моя иллюзия на всю жизнь. Рядом с тобой я сам становлюсь фантомом.

ОЛЬГА. Дед Морозом, если быть точнее.

СЕРГЕЙ. Жаль, что потеряно столько лет.

ОЛЬГА. Я не могла быть с тобой. В то время... я ничего не видела и не слышала. Я, как девочка, была влюблена. Ты знаешь, в кого.

СЕРГЕЙ. Знаю.

ОЛЬГА. Я хотела удочерить его крошек. Я думала, что я мать Тереза и для этого родилась на свет.

СЕРГЕЙ (о Глебе). Он думал иначе и был прав.

ОЛЬГА. Я не знала, что книги могут приносить вред, что хорошее произведение учит хорошему, а плохое - плохому.

СЕРГЕЙ. Это как?

ОЛЬГА. Я была правильно воспитана и не представляла себе жизни без жертв и нужды. Жизнь подвиг - считала я - и искала то стихийное бедствие, которое могла бы ликвидировать только я одна. Я нашла бедствие в лице вдовца с моей работы, и решила положить жизнь на спасение его маленьких деток. Наверное, это глупо.

СЕРГЕЙ. Почему? Благородно. Кстати, как они там?

ОЛЬГА. Уже взрослые стали.                                                                

СЕРГЕЙ. А Глеб и Наталья?

ОЛЬГА. Наталья его заместитель. У них двое общих детей.

СЕРГЕЙ. Видишь, как всё сложилось.

ОЛЬГА. Ещё есть вопросы?

СЕРГЕЙ. Нет.

ОЛЬГА. Ну вот, теперь ты всё знаешь про меня и про Глеба с Натальей. А что было с тобой?

СЕРГЕЙ. У меня не было надежды - и от отчаянья я женился. На первой встречной.

ОЛЬГА. Это похоже на тебя.

СЕРГЕЙ. Я остановил её на улице, когда вышел, хмельной, от тебя и предложил пойти в загс.

ОЛЬГА. Она не назвала тебя сумасшедшим? Не послала куда подальше?

СЕРГЕЙ. На моё удивление, она согласилась. Двери загса оказались закрытыми по случаю праздника, и мы договорились встретиться в первый же будничный день.

ОЛЬГА. Она не пришла.

СЕРГЕЙ. Она удивила меня повторно, потому что дожидалась у дверей загса ещё до его открытия. Мы подали заявление и вскоре расписались.

ОЛЬГА. Она была хороша или это был её единственный шанс?

СЕРГЕЙ. Мне было всё равно. Мы стали жить вместе. Общности у нас не возникло, я условился с ней о разводе - и уехал.

ОЛЬГА. Куда?

СЕРГЕЙ. Куда мне было ехать? В Чехии больше всего русских на квадратный метр по сравнению с остальными странами. Здесь сразу предоставляют вид на жительство. Получай - и устраивай свой маленький или большой бизнес. Вот я и устроил. Профессия горного инструктора очень мне пригодилась. Я водил нашего русского брата по здешним горам и ущельям. Удача была со мной - и за пятнадцать лет я не только открыл своё турагентство, но и приобрёл в собственность отель в Карловых Варах.

ОЛЬГА. Ты исполнил свою мечту?

СЕРГЕЙ. Можно сказать и так.

ОЛЬГА. А моя мечта не сбылась.

СЕРГЕЙ. Жить в Париже?

ОЛЬГА. Ты не забыл? Помнишь?

СЕРГЕЙ. Прага спорила с Парижем за право именоваться столицей мира. Обстоятельства сложились не в её пользу. Однако что ни делается - к лучшему.

ОЛЬГА. В смысле?

СЕРГЕЙ. В Париже нельзя получить вид на жительство. Так что та миссия не выполнима, но выполнима эта.

ОЛЬГА. Поясни.

СЕРГЕЙ. Завтра поедем в Прагу. Я покажу тебе твою квартиру.

ОЛЬГА. Мою?                                            

СЕРГЕЙ. Она оформлена на твоё имя. Должен же был я исполнить твоё желание. У меня вроде получилось.

ОЛЬГА. Вполне. Но, извини, я не поеду.

СЕРГЕЙ. Почему?

ОЛЬГА. Не имею права.

СЕРГЕЙ. Как?! Это твоя мечта. А ты моя мечта.

ОЛЬГА. Я не заслуживаю.

СЕРГЕЙ. Почему?

ОЛЬГА. Долго объяснять. (Делает шаг в сторону выхода.)

СЕРГЕЙ. Ты уходишь? Но ещё даже не пробили куранты.

ОЛЬГА. Пойду к себе. Я устала.

СЕРГЕЙ. Я провожу тебя.

ОЛЬГА. Не надо.

СЕРГЕЙ. Я только до двери и обратно.

ОЛЬГА. Не стоит. Спасибо за прекрасный вечер.

СЕРГЕЙ. Что же в нём прекрасного? Когда такая концовка.

ОЛЬГА. Всё прекрасно.

СЕРГЕЙ. Нет счастливого конца.

ОЛЬГА. Счастье - оно только в книжках. И ещё в кино.

СЕРГЕЙ. Я ждал. Я надеялся.

ОЛЬГА. Прости.

СЕРГЕЙ. Что не так? Что?!

ОЛЬГА. Почему ты не позвал меня раньше?

СЕРГЕЙ. Я только неделю назад смог купить для тебя квартиру. Она в историческом центре Праги.

ОЛЬГА. Можно было и не тратиться.

СЕРГЕЙ. Мечты должны исполняться.

ОЛЬГА. Не всегда. (Уходит.)

СЕРГЕЙ (один). Вот тебе и праздник!

 

Стук в дверь.

 

СЕРГЕЙ. Она вернулась!

Сергей отворяет, а там... та девушка, на которой он женился, остановив её на улице, т.е. Вика.

 

ВИКА. Кто это вышел от тебя? Почему не отвечаешь?

СЕРГЕЙ. Ты?!

ВИКА. Челюсть отвисла?

 

Сергей молчит, растерявшись от неожиданности и не зная, как себя вестиВика продолжает стебаться:

 

- Да, это я - та девушка, которую ты остановил на улице и позвал замуж. Она согласилась. Вы расписались. А спустя совсем короткое время ты её бросил и уехал. Теперь она приехала к тебе. Через пятнадцать лет. Ты не рад?

СЕРГЕЙ. Не ожидал тебя здесь увидеть.

ВИКА. Сама удивлена. Но вот я тут. Рядом с моим законным супругом. В его апартаментах. За каких-нибудь 40 минут до боя курантов. Согласись, я поступила прикольно?

СЕРГЕЙ. Прикольнее некуда.

ВИКА. Хотела сделать новогодний сюрприз. Сюрприз удался? Скажешь нет - я не поверю. Я умею удивлять. Не так ли?

СЕРГЕЙ. Мы с тобой расторгли брак 15 лет назад.

ВИКА. Ошибаешься, мы до сих пор супруги. Загляни-ка в мой паспорт.

СЕРГЕЙ. Почему там нет отметки о разводе?

ВИКА. Развода не было. Наш брак в силе.

СЕРГЕЙ. Почему ты не подала заявление в загс, как мы договаривались?

ВИКА. Сначала было не до того, потом появилось сомнение, а дальше я вообще передумала. 

СЕРГЕЙ. Это такой способ - жить по приколу?

ВИКА. Я приехала к тебе. Насовсем. Ты не рад?

СЕРГЕЙ. У нас с тобой давно всё закончилось.

ВИКА. Кто сказал?

СЕРГЕЙ. Хватит придуриваться!

ВИКА. Вот советское шаманское - встречать новый год. Прикольно?

СЕРГЕЙ. Не стоило. Я не нуждаюсь.

ВИКА. А что за дамочка вышла мне навстречу? Ты тут женился? Ты двоеженец? Что ты снова молчишь? Пора обрести дар речи.

СЕРГЕЙ. Я его и не терял.

ВИКА. Глубокомысленно молчать - твоя новая привычка?

СЕРГЕЙ. Я рассуждаю про себя, отправить мне тебя в Россию прямо сейчас или дать переночевать в гостинице?

ВИКА. Я никуда не поеду.

СЕРГЕЙ. Ты не можешь остаться в моём номере.

ВИКА. Я жена. Штамп ты видел.

СЕРГЕЙ. Горазд на сюрпризы новый год!

ВИКА. Ты осознал? Ты обрадовался?

СЕРГЕЙ. В том конце коридора есть отличный резервный номер, где ты можешь уединиться.

ВИКА. Я приехала уединяться с тобой.

СЕРГЕЙ. Вцепись мне в волосы, чтобы я проснулся.

ВИКА. Зачем же я буду делать бо-бо моему мужу? Лучше я его обниму.

СЕРГЕЙ. Не прикасайся ко мне!

ВИКА. У тебя не иначе другая! Кто она? Та, что вышла при мне отсюда?

СЕРГЕЙ. Тебе не обязательно знать.

ВИКА. Как жена имею право.

СЕРГЕЙ. Пожалуй, я закажу тебе билет прямо сейчас и на сегодня.

ВИКА. После 12-и ночи это уже завтра.

СЕРГЕЙ (в трубку). Ресепшен? Мне, пожалуйста, один билет до Москвы. - Какое время тебе удобней?

ВИКА. Ты ничего не понял? Я приехала к тебе жить.

СЕРГЕЙ. Перейди в другой номер.

ВИКА. И не подумаю.

СЕРГЕЙ. В таком случае уйду я.

ВИКА. Это будет прикольно.

СЕРГЕЙ (в трубку). Отменяю заказ. (Уходит.)

ВИКА (одна). Куда это он? К ней? (Выглядывает в коридор, приоткрыв дверь.)

 

Гостиничный номер Ольги. Она разговаривает по телефону с Ритой.

РИТА. Что было потом?

ОЛЬГА. Он позвал меня замуж.

РИТА. А ты?

ОЛЬГА. Я ему отказала.

РИТА. Что на это сказать? Дура.

ОЛЬГА. Соглашусь.

РИТА. Но ещё не поздно исправить.

ОЛЬГА. Поздно.

РИТА. Ты не знаешь мужиков. Из них можно лепить всё, что угодно.

ОЛЬГА. Меня не исправить.

РИТА. Ты хотя бы использовала приёмы?

ОЛЬГА. Для чего?

РИТА. Действительно. Всё должно иметь цель, предназначение.

ОЛЬГА. Завтра уеду, Ритка.

РИТА. И опять будешь дура.

ОЛЬГА. Зачем мучить его, себя?

РИТА. Разве любовь мучение?

ОЛЬГА. Разные мы с ним.

РИТА. Затащи его в койку, и сразу станете роднее родных.

ОЛЬГА. Секс и любовь не одно и то же.

РИТА. Одно без другого не существует. Ты будешь слушаться меня или нет?

 

Стук в дверь.

 

ОЛЬГА. Кто-то пришёл.

РИТА. Должно быть, он.

ОЛЬГА. Вероятно.

РИТА. Встречай. К бою!

ОЛЬГА. Ну тебя, Ритка!  - Открыто! Войдите. (Отключает телефон.)

 

Входит Сергей.

 

СЕРГЕЙ. Извини за вторжение.

ОЛЬГА. Ничего.

СЕРГЕЙ. Можно я у тебя переночую?

ОЛЬГА. Как-то неожиданно очень.

СЕРГЕЙ. Я тебе не помешаю. Я вот здесь посплю, на диванчике.

ОЛЬГА. У тебя есть свои апартаменты.

СЕРГЕЙ. Там воцарилась жена.

ОЛЬГА. Жена? Ты скрыл, что женат?

СЕРГЕЙ. Я сам узнал об этом лишь пару минут назад.

ОЛЬГА. Это как? Пришла телеграмма? Поздравительная? Или позвонили из загса и сообщили?

СЕРГЕЙ. Жена показала штамп в паспорте.

ОЛЬГА. Ты говорил, вы условились о разводе.

СЕРГЕЙ. Условились. Она должна была подать заявление. Но не подала.

ОЛЬГА. Ты шутишь?

СЕРГЕЙ. Ну не звать же мне её сюда для подтверждения?

ОЛЬГА. Только этого мне и не хватало.

СЕРГЕЙ. Без пяти куранты. У тебя есть чего-нибудь выпить?

ОЛЬГА. Брала с собой жидкую валюту.

СЕРГЕЙ. Достань. Если не жалко. Загадаем желание.  Новый год всё-таки.

ОЛЬГА. Загадывают под шампанское.

СЕРГЕЙ. За неимением игристого сгодится и водка. (Вскрывает бутылку. Разливает по кружкам.)

ОЛЬГА. Хотя бы в рюмки налил.

СЕРГЕЙ. Не до них. Пожарная обстановка. Ну, за нас и за новый год!

ОЛЬГА. С праздником! Фу, какая горькая! (Бьют куранты.)

СЕРГЕЙ. Загадывай желание.

ОЛЬГА. Не до загадываний. Не задохнуться бы. Не умереть без закуски.

СЕРГЕЙ. Вот - заешь мандарином.

ОЛЬГА. А-а! У меня же в холодильнике есть еда. (Достаёт, ставит.)

СЕРГЕЙ. Да не надо. Я загадал желание. И знаешь, какое?

ОЛЬГА. Всё равно не сбудется.

СЕРГЕЙ. Чтобы мы были вместе.

ОЛЬГА. Мы и так вместе.

СЕРГЕЙ. Я не в этом смысле. А чтобы стали мужем и женой.

ОЛЬГА. У тебя уже есть жена.

СЕРГЕЙ. Я разведусь.

ОЛЬГА. А ты её спросил?

СЕРГЕЙ. Детей нет. Общего имущества тоже. Разведут с первого раза.

ОЛЬГА. А твой бизнес, твоя гостиница?

СЕРГЕЙ. Она не имеет к этому отношения.

ОЛЬГА. По паспорту - жена. Ей принадлежит половина от всего, что ты имеешь.

СЕРГЕЙ. Может, поэтому она не отнесла заявление?

ОЛЬГА. Не исключён и такой вариант.

СЕРГЕЙ. Придётся мне сегодня напиться. Как это сделала ты после фиаско у Глеба.

ОЛЬГА. Не вспоминай. Это было давно.

СЕРГЕЙ. Прости. Просто очевидная аналогия. Я рассчитывал соединиться с тобой, а тут приехала Вика - и всё испортила.

ОЛЬГА. Её зовут Вика?

СЕРГЕЙ. Вика, Виктория.

ОЛЬГА. Полное её имя лучше уменьшительной формы.

СЕРГЕЙ. Почти у всех имён так.

ОЛЬГА. И что ты думаешь делать?

СЕРГЕЙ. Для начала надо выдержать осаду. Потом я сплавлю её домой. Или переселю в другой номер.

ОЛЬГА. А она возражать не станет?

СЕРГЕЙ. У неё особо-то и выбора нет. (Вдруг) Блин!

ОЛЬГА. Что такое?

СЕРГЕЙ. Мы заключали контракт!

ОЛЬГА. И что в контракте?

СЕРГЕЙ. В случае развода всё совместно нажитое имущество переходит к ней.

ОЛЬГА. Зачем же ты подписал такие грабительские условия?

СЕРГЕЙ. Я смотрел на её писульку как на детскую шалость, на шутку.

ОЛЬГА. Вы заверили писульку у нотариуса?

СЕРГЕЙ. Съездили. Да.

ОЛЬГА. Теперь можешь оказаться у разбитого корыта.

СЕРГЕЙ. Ну не настолько же она вероломна?

ОЛЬГА. Люди меняются. Их меняет время.

 

Из-за двери доносится голос Вики:

- Тут-тук-тук, тук-тук-тук!

Кто стучится к вам не вдруг?

 

СЕРГЕЙ. Это Вика. Её голос.

ОЛЬГА. Она знает нашу считалку?

СЕРГЕЙ. С одного раза запомнила.

ОЛЬГА. Зачем же ты выдал наш секрет?

СЕРГЕЙ. Я всего лишь однажды покуражился. Да и то в день знакомства.

ОЛЬГА. И что она сказала в ответ?

СЕРГЕЙ. Одно слово: прикольно. Это её любимая фраза.

 

Дверь отворяется. Входит Вика. Она заметно пьяна. Читает продолжение стиха, расставляя свои акценты:

 

- Дед Мороз? Снегурка?

  С вами Сивка-бурка.

 

ВИКА. Как я к вам постучалась? Прикольно?

СЕРГЕЙ (Ольге). Что я тебе говорил?

ВИКА. В присутствии третьего лица воспитанные люди прекращают свои секретные разговоры.

ОЛЬГА. У нас несекретные.

ВИКА (Сергею). Ты не ответил на вопрос. Я постучалась прикольно?

СЕРГЕЙ. Твой стиль. Ты себе верна.    

ВИКА. А ты заметил, что я под шафе?

СЕРГЕЙ. Точнее: под градусом.

ВИКА. А тебе известно, почему русские запивают горе вином?

СЕРГЕЙ. У тебя горе?

ВИКА. А ты как думаешь? Жена приехала к мужу, а у него другая.

СЕРГЕЙ. Давай мы не будем сочинять роман. У нас с тобой ничего нет и не было.

ВИКА. Не было? - Женщина, может, вы подождёте в коридоре, пока мы объяснимся? Хотя нет, не надо. У меня нет тайн. Я вся как на ладони. Мне скрывать нечего.

СЕРГЕЙ. Когда ты успела так опьянеть?

ВИКА. Я выпила целую бутылку шампанского.

СЕРГЕЙ. Зачем же так много?

ВИКА. Ты не оставил мне выбора.

СЕРГЕЙ. Чем?

ВИКА. Своей изменой.

СЕРГЕЙ. О чём ты говоришь? У нас с тобой нет никаких обязательств друг перед другом.

ВИКА. Контакт! Ты не забыл? Мы подписали контракт. В день моего замужества.

СЕРГЕЙ. Разве это не было шуткой? Разве ты не прикалывалась?

ВИКА. Брачный контракт запросила я - да - по приколу. Но теперь вижу, что моими мыслями владело само провидение. Я как в воду смотрела. И вот контракт пригодился.

СЕРГЕЙ. Для чего?

ВИКА. Это зависит от тебя.

СЕРГЕЙ. Объясни. Я не понимаю.

ВИКА. Ты с кем: со мной или с ней?

СЕРГЕЙ. Я не собираюсь обсуждать свои отношения с кем бы то ни было.

ВИКА. Придётся. Или я запущу бракоразводный процесс. И тогда всё перейдёт ко мне. Не промахнись.

СЕРГЕЙ. Ты вроде не была алчной. Пятнадцать лет назад.

ВИКА. Ты тоже изменился. Ты изменяешь законной жене с незаконной.

ОЛЬГА. Попрошу не вмешивать меня в ваш конфликт.

ВИКА. Не нравится - покиньте помещение.

СЕРГЕЙ. Это ты находишься в чужом номере. Поэтому подбирай слова. Или освободи нас от твоего присутствия.

ВИКА. Я непременно это сделаю. Но после того, как.

ОЛЬГА. Сергей, я подожду за дверью.

СЕРГЕЙ. Не надо.

ОЛЬГА. Так будет лучше.

ВИКА. Я играю в открытую. Поэтому останьтесь.

ОЛЬГА. Хорошо. Но попрошу обходиться без хамства.

ВИКА. Вас бы на моё место! Но пардон, пардон!

ОЛЬГА (Сергею). Я всё-таки выйду.

ВИКА. Нет. (Преграждает дорогу.) У меня было время наметить план действий. По сценарию вы оба должны быть здесь.

СЕРГЕЙ. Когда ты успела что-то спланировать?

ВИКА. Было время. Когда ты сбежал к ней, я осталась один на один с запечатанной бутылкой шампанского. Я не успела её открыть, как зазвучали куранты.

СЕРГЕЙ. Ты не успела задумать желание? Извини.

ВИКА. Я успела. Догадайся: как?

СЕРГЕЙ. Ты разбила бутылку и быстренько процедила вино через сито и выпила.

ВИКА. Не-а. Я предусмотрительная и записала бой курантов на телефон. А потом включила и загадала. Прикольно, да? (Включает запись.) Если не успели загадать, выпейте сейчас - и сбудется. Не хотите? Как знаете. А я выпью. (Отхлёбывает из бутылки.)

СЕРГЕЙ. Вика, это водка!

ВИКА. Хоть кислота. Хоть яд.

СЕРГЕЙ. Вика, тебе достаточно.

ВИКА. Я понимаю, что я обманываю себя. Но что делать? Если нет счастья, то надо хотя бы создать иллюзию. Если не исполнилось желание, то ему надо дать новый шанс. Согласитесь, у меня чудесная философия. Заметьте: не прикольная, а чудесная.

СЕРГЕЙ. Вика, тебе надо поспать, чтоб протрезветь.

ВИКА. Ты считаешь, я пьяная? Ошибаешься. Ты не видел меня в тот день, когда ты сбежал от меня.

СЕРГЕЙ. Я не сбежал, а уехал.

ВИКА. Это по-твоему так. А по-моему: ты совершил преступление.

СЕРГЕЙ. Скажешь тоже!

ВИКА. А что же ты сделал, бросив меня?

СЕРГЕЙ. Я не бросал. Я уехал.

ВИКА. Это физически ты переместился из одного места в другое. А эмоционально, психически? Ты нанёс мне жестокий удар.

СЕРГЕЙ. Я не способен обидеть человека, тем более женщину.

ВИКА. Если я тебя не остановила и не упрекнула, это не значит, что мне не было больно. Чем я заслужила бегство от меня?

СЕРГЕЙ. Мы с тобой не подходим друг другу.

ВИКА. А с ней у тебя идиллия?

СЕРГЕЙ. Не говори об Ольге Сергеевне в третьем лице. Это по меньшей мере бестактно.

ОЛЬГА. В этом месте я уж точно выйду в коридор.

ВИКА. Это ничего не изменит. Но можете идти. Я вас не стану задерживать. Потому что главное сказано. В вашем присутствии. И вы уже не сможете претендовать на него, как раньше. В вас должно зародиться сомнение. Или жалость. Либо что-нибудь третье, что не даст вам усыпить вашу совесть.

ОЛЬГА. Мы с Сергеем старые друзья. Просто друзья.

ВИКА. Друзья не ездят друг к другу за две тысячи километров.

СЕРГЕЙ. Ошибаешься.

ВИКА. Непомерные расстояния нипочём только влюблённым или любовникам. Кто вы? Колитесь как орех. Как два ореха.

СЕРГЕЙ. Тебе не обязательно знать.

ОЛЬГА. Я же уже ответила на твой, ваш вопрос. Мы друзья.

СЕРГЕЙ. Оля, что ты оправдываешься? Много для неё чести.

ВИКА. Много чести? Не пожалей. Я не слепая. Друзья разговаривают не так.

ОЛЬГА. Как ей не стыдно!

ВИКА. Это вам, дамочка, надо стыдиться, вам. Это вы увели у меня мужа, а не я у вас.

ОЛЬГА. Я не уводила.

ВИКА. Не уводила, но увела.

СЕРГЕЙ (Вике). Зачем ты пришла сюда? Чтобы скандалить?

ВИКА. Мне надо было узнать, с кем ты встречаешь Новый год.

СЕРГЕЙ. Зачем тебе это?

ВИКА. Я думала, что за столько лет ты перебесился. Я ехала к тебе как к мужу, чтобы воссоединиться с тобой. А ты мне приготовил сюрприз.

СЕРГЕЙ. Это ты приехала сюрпризом.

ВИКА. Мой приезд не напрасен. И вот мой вердикт. Или ты остаёшься со мной, или я делаю тебя нищим.

ОЛЬГА. Сергей, я не претендую ни на тебя, ни на твою собственность.

ВИКА. На нашу собственность. Твой ответ, супруг?

СЕРГЕЙ. Я выбираю свободу.

ВИКА. Свободу от чего?

СЕРГЕЙ. Свободу от тебя.

ВИКА. Это не ответ. Не хватает конкретики.

ОЛЬГА. Простите, я больше не могу и побуду в коридоре.

СЕРГЕЙ. Оля!

ВИКА. Не уговаривай свою даму остаться. Поступи хоть сейчас как мужчина. (Ольга уходит.)

СЕРГЕЙ. Когда ты успела перемениться?

ВИКА. Девочка выросла. Мне уже 34.

СЕРГЕЙ. Ты никогда и ни о чём всерьёз не задумывалась. Ты жила по приколу.

ВИКА. Я прикалывалась. Это да. А на деле жила глубокой жизнью.

СЕРГЕЙ. Это не жизнь, а плетение интриг, верёвок.

ВИКА. Хоть как называй. Я была юна и чиста, когда выходила замуж за тебя. Что из меня выросло, то выросло. Я не виновата. А вот ты виноват.

СЕРГЕЙ. Ты повторяешься. Ты обвиняешь меня снова и снова на разные лады.

ВИКА. Я пытаюсь до тебя достучаться. Я не хочу, чтобы ты оказался на улице.

СЕРГЕЙ (приоткрыв дверь). Оля, зайди.

 

Ольга входит.

 

ОЛЬГА. Я зачем-то нужна?

СЕРГЕЙ. Дай мне руку.

ОЛЬГА. Зачем? Вот!                                                                  

СЕРГЕЙ. В присутствии вот этой особы...

ВИКА ...жены.

СЕРГЕЙ. ...я делаю тебе предложение выйти за меня замуж.

ОЛЬГА. Для этого сейчас не самая подходящая обстановка.

СЕРГЕЙ. Другой нет и уже не будет. Твой ответ?

ОЛЬГА. Я согласна.

ВИКА. Ну не дураки? Оба! Вы знаете, что такое оказаться на улице?

СЕРГЕЙ. У нас есть руки и ноги. Есть голова. Мы не пропадём.  

ВИКА. Как хотите. Вы свой выбор сделали.

СЕРГЕЙ. Эй, ты что делаешь?!

ВИКА. Выкатываю чемодан Ольги Сергеевны из номера.

СЕРГЕЙ. Постой. Остановись. Мы уйдём сами.

ВИКА. Уж избавьте меня от миссии пристава.

ОЛЬГА (Сергею). Хорошо, что я не успела распаковать чемодан.

ВИКА (Сергею). Ты тоже выметайся из гостиницы. Через 10 минут чтобы вами даже не пахло.

СЕРГЕЙ. Мы уйдём. Мы уйдём.

 

Выкатывает чемодан на колёсиках за дверь. Ольга выходит следом. Последней покидает номер Вика.

 

ВИКА. Вот так-то лучше! А то они думали, что я с ними в бирюльки играть приехала.

 

Коридор отеля либо вестибюль.

СЕРГЕЙ. Вовек не забуду эту новогоднюю ночь!

ОЛЬГА. Я тоже.

СЕРГЕЙ. Это же надо! Приехала и отняла у меня всё.

ОЛЬГА. Сам виноват. Кто же так разводится? Не подал заявление, а уехал.

СЕРГЕЙ. Мне пришёл вызов на работу в Чехию. Я не мог задержаться.

ОЛЬГА. И куда мы теперь денемся?

СЕРГЕЙ. Поедем в твою квартиру.

ОЛЬГА (о Вике). А она её не заберёт?

СЕРГЕЙ. На квартиру оформлена дарственная.

ОЛЬГА. Дарственная?

СЕРГЕЙ. Да. А чему ты удивляешься?

ОЛЬГА. Поэтому ты и позвал меня замуж?

СЕРГЕЙ. Разве я не звал тебе раньше? Ещё при Глебе.

ОЛЬГА. Извини. Женская логика иногда спорит с девичьей памятью.

СЕРГЕЙ. Это и извиняет вас, дам.

ОЛЬГА. А она не оспорит квартиру по суду?

СЕРГЕЙ. Правда на твоей стороне.

ОЛЬГА. Ты уверен?

СЕРГЕЙ. Абсолютно. Есть ещё вопросы?

ОЛЬГА. Нет. Эта сумасшедшая ночь выжала из меня все соки.

СЕРГЕЙ. Я тоже еле живой. Возле отеля почти всегда дежурит такси. Сядем и часа через два будем на месте.

ОЛЬГА. Там хоть есть что покушать, где спать?

СЕРГЕЙ. Я всё приготовил. Есть даже выпить.

ОЛЬГА. Что именно?

СЕРГЕЙ. Там полный бар. Я обстоятельно готовился к твоему приезду.

ОЛЬГА. Осушу всё.

СЕРГЕЙ. Хочешь повторения ночи, когда ты была Снегурочкой?

ОЛЬГА. Тогда меня так не унижали, как эта твоя молокососка.

СЕРГЕЙ. Она не моя.

ОЛЬГА. Когда ты ещё избавишься от штампа в паспорте!

СЕРГЕЙ. После праздника вплотную займусь этим вопросом. 

ОЛЬГА. Она может не дать развода.

СЕРГЕЙ. Детей нет - разведут без её согласия.

ОЛЬГА. Либо, наоборот, опередит тебя. Чтобы скорее стать собственницей твоего имущества. Если уже не накатала заяву.

СЕРГЕЙ. Сейчас вряд ли. Во-первых, должно быть, пьяна. Во-вторых, ей и так всё досталось без боя.

ОЛЬГА. Надо узаконить захват. Или я не знаю её, или она завтра же займётся вступлением в права. Чуть не сказала: в наследство. Такая, если понадобится, и киллера наймёт.

СЕРГЕЙ. Ну на мокрое дело она вряд ли способна. А в остальном - да - недооценил я её.

ОЛЬГА. Женился на первой встречной.

СЕРГЕЙ. Это тебе назло.

ОЛЬГА. Я понимаю и помню.

СЕРГЕЙ. У тебя всё Глеб да Глеб был на языке. А ты у меня из ума не шла.

ОЛЬГА. Так бы и сказал, объяснил бы мне напрямую.

СЕРГЕЙ. Я попытался. Однажды. Ты и слушать не стала.

ОЛЬГА. Извини, глухая, слепая была.

СЕРГЕЙ. Чего уж теперь!

ОЛЬГА. Такси! Видишь?

СЕРГЕЙ. Выходим. Вперёд. (Исчезают из поля зрения вместе с чемоданом Ольги.)

 

Апартаменты Сергея. Вика одна.

ВИКА. Хорошо устроились: горный воздух, целебные ванны. Теперь я буду их принимать, им дышать. Вот будет не жизнь, а один сплошной санаторий. Сто лет проживу. Двести. Поставлю абсолютный рекорд долголетия. Ай да я! Ай да умная моя голова! С новым годом, Викуля! (Чокается сама с собой и выпивает.) С новым счастьем! С новым поместьем! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!

 

Квартира Ольги в Праге.

ОЛЬГА. Какой красивый город!

СЕРГЕЙ. Ты заметила?

ОЛЬГА. Хорошо было видно из такси.

СЕРГЕЙ. Ты вроде спала?

ОЛЬГА. Когда въехали в Прагу, я проснулась.

СЕРГЕЙ. Одних соборов великое множество.

ОЛЬГА. Древнее время.

СЕРГЕЙ. Застывшая старина.

ОЛЬГА. Красавица Прага!

СЕРГЕЙ. Ты тоже красавица. (Целует Ольгу.)

ОЛЬГА. А загса ещё не было.

СЕРГЕЙ. Оля, мы взрослые люди. И любим друг друга.

ОЛЬГА. Любим, да. (Отвечает на поцелуй.)

СЕРГЕЙ. Ура!

ОЛЬГА. Чему ты радуешься?

СЕРГЕЙ. Скоро мы станем мужем и женой.

ОЛЬГА. А на какие шиши будем жить?

СЕРГЕЙ. Пойду снова в инструкторы.

ОЛЬГА. А ты сможешь?

СЕРГЕЙ. Почему нет?

ОЛЬГА. Нельзя дважды войти в ту же реку.

СЕРГЕЙ. Я смогу.

ОЛЬГА. Ты особенный?

СЕРГЕЙ. Экклезиаст.

ОЛЬГА. Был. Когда-то.

СЕРГЕЙ. Почему был? Я и сейчас могу. «Они поженились, и жили вместе долго и счастливо».

ОЛЬГА. Это больше на сказку похоже, чем на притчу.

СЕРГЕЙ. Ты моя сказка. Ты моя новогодняя ночь. (Объятия. Поцелуи.)

 

У Ольги звонит телефон.

 

ОЛЬГА. Не иначе, как Ритка. (Смотрит.) Точно, она.

СЕРГЕЙ. Давненько не объявлялась.

РИТА. С новым годом, Ольга Сергеевна!

ОЛЬГА. С новым счастьем, Маргарита Геннадьевна!                           

РИТА. Угадай, где я сейчас?

ОЛЬГА. Не знаю.

РИТА. В пансионате, куда мы тобой собирались.

ОЛЬГА. Ну и что там? Как?

РИТА. Обманул Дед Мороз.      

ОЛЬГА. Это как? Объясни.

РИТА. Приехала. Мужиков нет. Всего один - и тот лыжник. Пришлось и мне вставать на лыжню. Но ничего, догнала. Приедешь - я тебя с ним познакомлю.

ОЛЬГА. Он блондин с голубыми глазами? Рост метр восемьдесят?

РИТА. Не совсем. Но близко к этому.

ОЛЬГА. А говоришь, обманул Дед Мороз. Всё совпало.

РИТА. Не всё. Не он гнался за мной, я за ним.

ОЛЬГА. Пришлось задействовать крайнее средство?

РИТА. Оружие в ход, да, пустила. 

ОЛЬГА. Какое именно? Или секрет?

РИТА. Оставлю пока в тайне. Расскажу, когда ты приедешь.

ОЛЬГА. Я остаюсь здесь, в Чехии.

РИТА. Всё-таки выдал тебя Дед Мороз за чеха?

ОЛЬГА. Сергей русский.

РИТА. Его зовут Сергей? А ты говорила: Серж.

ОЛЬГА. Чешская транскрипция. Мы с ним, оказалось, давно знакомы.

РИТА. А говорила: в Чехии знакомых нет.

ОЛЬГА. Я не знала, что он тут вот уже пятнадцать лет.

РИТА. Всё тебя дожидался?

ОЛЬГА. Типа того.

СЕРГЕЙ (в Ольгин телефон). Не типа, а дожидался. Терпеливо. Стоически. И приближал день встречи.

РИТА. С таким опытом можно проводить тренинги для желающих.

ОЛЬГА. Он подумает.

СЕРГЕЙ. Мы подумаем.

РИТА. Не знаю, как вы, а я, точно, открою свои курсы. Они будут называться: как догнать... Фу ты! Как найти своего мужчину.

ОЛЬГА. Ритка, у тебя с лёгкостью получится.

РИТА. Приеду с лекциями к вам в Чехию.

ОЛЬГА. Здесь сплошь твой, наш контингент. 

РИТА. Сегодня же начну оформлять лицензию.

ОЛЬГА. Не забудь запатентовать название.

РИТА. А слоган у меня на курсах будет: на Дед Мороза надейся, а сам не плошай.

ОЛЬГА. Чудесный слоган. Мы понимаем, что ты шутишь.

РИТА. В России без юмора никак.

СЕРГЕЙ. В Чехии тоже.

РИТА. С Новым годом, молодые!  

ОЛЬГА. С новым счастьем, невеста и жених!

 

Телефонный разговор прекращается.

 

СЕРГЕЙ. Вот ключи от квартиры.

ОЛЬГА. Положи под ёлку.

СЕРГЕЙ. Я так и сделаю.

ОЛЬГА. И не забудь к утру оставить следы в снегу на балконе.

СЕРГЕЙ. Не забуду.

 

Отель. Апартаменты Сергея.

В комнате одна Вика. Сидит за пустым столом и плачет, сотрясаясь от рыданий.

 

Музыка. Занавес

 

 

← вернуться назад