Колдунья Зольда

Пьеса для детей

Жанр: сказка

 

Колдунья Зольда замыслила завладеть королевством. Обманом и чарами она достигает этого, приняв облик королевы. Король болен и не замечает подмены. Другое дело - дети. Почувствовав, что это не мама, сын и дочь отправляются на поиски истинной королевы и, рискуя собой, спасают не только её, но и всё королевство.

 

 

Действующие лица:

 

Сильверст, король;

Гортензия, королева;

Томас, их сын;

Люти, их дочь;

Литиция, служанка;

Зольда, статс-дама, колдунья;

Сулим, лесничий;

Летучая мышь

Мышонок

Синичка

Стражники

 

Действие происходит в королевском замке; в темнице; в лесу.

 

Замок. Входят ЛЮТИ и ТОМАС.

ЛЮТИ. Я сама видела, как она колдовала. Вот здесь, через дверь, насылала чары. «Сорок восемь ветров! Все сюда, все сюда!..»

ТОМАС. Здесь?! Через дверь?!

ЛЮТИ. А ещё я видела, как она превратилась в чёрную кошку. Р-мяу!

ТОМАС. В кошку?! В чёрную?!

ЛЮТИ. Да. Зашла вот сюда, за колонну (показывает), а вышла оттуда кошкой. Я вон там была, за комодом. Мы с тобой в прятки играли. Ты водил, а я пряталась. И как раз она, Зольда, зашла.

ТОМАС. Надо  рассказать маме.

ЛЮТИ. Из-за Зольды папа болеет: напускает на него чары, колдует. И ещё даёт какие-то порошки, от которых ему всё хуже и хуже.

ТОМАС. Даёт не она - Литиция. Зольда статс-дама.

ЛЮТИ. Тс-с: она! (Прячутся.)

 

Входит ЗОЛЬДА. Поёт:

 

Та-та-та, та-та-та!

Что за день? Скукота.

Я веселье люблю,

несогласных гублю. (Внезапно, грозно)

Кто тут есть, выходи.

И пощады не жди.

 

(Осматривает комнату, не находя Томаса и Люти, т.к. они умело прячутся, перебегая с места на место.) Хм, никого нет. А если здесь? А тут? (Посмотрев и никого не найдя) Послышалось, что ли? А если никого нет, значит можно подглядеть и подслушать. А прежде напустить чары:

 

Сороков восемь ветров,

ураганы и смерч!

Напустите покров

тысяч хворей и смерть.

Путь слабеет король

не по дням, по часам.

Вам отводится роль

и ещё порошкам...

 

(Смотрит в замочную скважину.) Ну и что там поделывает наш королёк? То, что и должен: медленно, но верно умирает. И умрёт - осталось чуть-чуть. И тогда я!.. И тогда мой план осуществится полностью. Но прежде мне надо избавиться от королевы. И сделаю я это уже сегодня. С минуты на минуту сюда придёт Сулим и уведёт её в лес, а там она заснёт в сон-траве и не проснётся. Поёт:

 

Мой план прекрасен,

план умён.

Не очень ясен,

чуть-чуть мудрён.

Умею я

губить людей.

Я как змея.

Ещё хитрей.

 

 Входит ЛИТИЦИЯ.

 

ЛИТИЦИЯ. Фрау Зольда, вас зовёт король.

ЗОЛЬДА. Кончились порошки? Так я сейчас принесу.

ЛИТИЦИЯ. Нет, порошков более чем достаточно. Он говорит, что они не помогают, и что он их больше не будет принимать.

ЗОЛЬДА. Как это не будет?! Затем и зовёт?

ЛИТИЦИЯ. Не знаю. Наверное.

ЗОЛЬДА. Примет как миленький. Веди! (Уходят.)

 

ЛЮТИ (ТОМАСУ). Слышал? Видел?

ТОМАС. Бежим! Надо всё рассказать маме.

ЛЮТИ. Бежим, скорее. (Убегают.)

 

Возвращается ЗОЛЬДА.

ЗОЛЬДА. Ишь, порошки он не будет принимать. Как бы не так! Поёт:

 

Стоило зайти статс-даме,

порошки сейчас же сами

на ладонь скакнули и -

оказались там, внутри.

Знает дело фрау Зольда -

скормит порошков хоть сколько.

Я такая - молодец...

Ну а где же он, гонец?

 

Снова опаздывает этот Сулим. Как бы не сорвал дело. Ну я ему!

 

Входит КОРОЛЕВА.

КОРОЛЕВА. Фрау Зольда, вы Томаса не видели? (Та отрицательно качает головой.) А Люти?

ЗОЛЬДА. Нет. (Врёт) То есть видела. Они это... пошли погулять. В этот... в сад.

КОРОЛЕВА. Я была в саду. Их там нет.

ЗОЛЬДА. Значит... значит, уже ушли. А что вы хотели, ваше... ваше высочество?

КОРОЛЕВА. Попрощаться. Ухожу же сейчас. Или вы  забыли, не помните?

ЗОЛЬДА. Я? Никогда! (В сторону) Чёртов Сулим! Где он?!

КОРОЛЕВА. А лесничий? Он уже здесь? Пришёл?

ЗОЛЬДА. Нет. То есть да. Он это... он на минутку вышел и сейчас вернётся.

КОРОЛЕВА. Жаль. А то бы я с детьми попрощалась.

 

Входит лесничий СУЛИМ. Он бестолков.

ЗОЛЬДА. Где тебя носит?!. (Обрывает) Я хотела сказать: всё  готово, Сулим?

СУЛИМ. Конечно. Поляну разведал, дорогу пометил.

КОРОЛЕВА (ЗОЛЬДЕ, с недоверием). Как? Он не знает дорогу?

ЗОЛЬДА. Что вы, что вы, ваше высочество! Он в лесу, как вы возле трона короля. Завяжи глаза, на ощупь хоть что отыщет. Так ведь, Сулим?

СУЛИМ. Конечно-конечно. А уж сон-траву!..

КОРОЛЕВА (не понимая). Как вы сказали? Какая трава?

ЗОЛЬДА. Он хотел сказать: доведёт до места самой прямой дорогой без единой остановки. Ну так вы идёте, ваше высочество?

КОРОЛЕВА. Мне бы с детьми попрощаться. А так... а так я готова.

ЗОЛЬДА. Я им передам, что вы ушли.

КОРОЛЕВА. Мне бы хотелось самой... Дети всё же.

ЗОЛЬДА. А опоздать не боитесь? Чудесный корень начал уже терять свою силу. Его нужно брать, когда солнце... ещё не поднялось высоко. А оно вот-вот окажется в зените. Высоко ведь солнце, Сулим?

СУЛИМ. О, да! Выше, чем небо.

ЗОЛЬДА. Ты, наверное, не на солнце глядел? (Грозит Сулиму кулаком незаметно для КОРОЛЕВЫ.)

СУЛИМ. Да-да, я смотрел на небо.

ЗОЛЬДА. Поспешите же, королева. А вашим детям я всё передам. И скажите на милость, для чего прощаться? Вы же вечером уже и вернетесь. (ЛЕСНИЧИЙ поперхнулся от вранья ЗОЛЬДЫ. Но это не смутило её.) Вот, Сулим даже кашлянул, подтверждая. Торопитесь. Спешите!

КОРОЛЕВА. Да, идёмте, Сулим. Только вы уж передайте им, фрау Зольда. А то беспокоиться  будут. Они у меня такие.

ЗОЛЬДА. Передам. (В сторону) Как бы не так!.. Ну ушла, кажется. Веди, веди её к сон-траве, Сулим. (Колдует)

 

Сон-трава, просыпайся.

Сон-трава, поднимайся.

Насыщай аромат.

Во сто крат, во сто крат!

Чтобы только вдохнула,

враз навеки уснула.

Сон-трава, сон-трава!

Закружись, голова!

 

Будет корень жизни тебе, госпожа королева! Откоролевила, всё! Теперь я фрау Гортензия. Тьфу! То есть ваше высочество, госпожа королева. (Поёт)

 

За колонну я зайду

кошкой чёрною в саду,

а обратно выйду

белой-белой с виду.

Оп-ля, тру-ля-ля!

И совсем другая я.

 

(Вышла из-за колонны полной  копией КОРОЛЕВЫ, не отличить.)

 

Ну-ка, стенка, разойдись

и сейчас же остеклись.

Серебром покройся сзади,

покажи меня в наряде.

Вот и зеркало готово.

Королева в доме снова!

Разве кто-то отличит?

Тот же голос, тот же  вид. (В зеркале отражение королевы Гортензии.)

 

Вбегают ЛЮТИ и ТОМАС.

 

ТОМАС. Ой... мама, а мы тебя там ищем.

ЗОЛЬДА. И чего ты замолчал?

ТОМАС. Ой, это не мама.

ЗОЛЬДА. Что?! Ты не узнаёшь родную мать?!

ТОМАС. Бежим, Люти!

ЗОЛЬДА. Обездвижь им руки, ноги,

                  ты, кого боятся волки!

                  Вот и встали он, она.

                  Как у статуи спина.

 

(ТОМАСУ) Далеко убежал, бегунчик? От меня не убежишь.

 

Лес. Сулим ведёт королеву к сон-траве. Та ещё далеко, и Гортензия не чувствует опасности. Поэтому думает о другом и поёт:

 

Хорошо в лесу, лесничий.

Птицы, небо и трава.

По душе мне гомон птичий,

небосвода синева.

 

Скоро корень жизни сыщем,

исцелится наш король.

В радость будут сон и пища,

вкусным сахар, вкусной соль...

 

КОРОЛЕВА. А чем это пахнет, Сулим? И спать хочется.

СУЛИМ. А это, это...

 

Вновь предыдущая сцена. Томас и Люти по-прежнему стоят как статуи, замерев в неудобных позах.

ЗОЛЬДА. Слушайте сюда, оба!

ЛЮТИ. Томас, я боюсь. (Она не может пошевелиться. Томас тоже.)

ТОМАС. Не бойся. Мы не должны бояться.

ЗОЛЬДА. Бойся. (ТОМАСУ) И ты тоже. Иначе я вас превращу...

ТОМАС. Хорошо, мы боимся.

ЛЮТИ.  Но, Томас... ты же сказал...

ТОМАС (ЛЮТИ, шёпотом). Тихо! Я знаю, что делаю. - Мы боимся, боимся.

ЗОЛЬДА. И правильно делаете. Отныне я королева.

ЛЮТИ. А мама? Нет, наша мама королева!

ЗОЛЬДА. Ха-ха-ха! Ваша мама ушла и не вернётся. Кстати, передала вам на прощанье приветик.

ЛЮТИ. Ушла? Куда она ушла?

ТОМАС. Отпустите нас, фрау Зольда. Мы никуда не убежим.

ЗОЛЬДА. Естественно. Даже если и убежите, то я вас всё равно настигну и покараю. Статуя это ещё цветочки. Я накажу вас куда сильнее. Я знаю тысячи кар. Особенно для таких несговорчивых мальчишек и девчонок, как вы. Или вы сговорчивые, а?

ТОМАС. Мы сговорчивые, сговорчивые. (Шёпотом) Соглашайся, Люти.

ЗОЛЬДА (ТОМАСУ). Ты чего там шепчешь?

ТОМАС. Я говорю: соглашайся, Люти.

ЗОЛЬДА. А она?

ТОМАС. Соглашается.

ЗОЛЬДА. Соглашается?

ТОМАС. Да.

ЗОЛЬДА. Ладно. Отпускаю тогда. Но помните: одно только слово, и вы превратитесь!..

ТОМАС. Мы помним, помним...

ЗОЛЬДА. Отпусти их, дай движенье,

                  ты, чьё вижу отраженье.

ТОМАС. Люти, ты свободна?

ЛЮТИ. Да, снова чувствую руки и ноги.

ТОМАС. Ну так мы пойдём, фрау Зольда?

 

Входит ЛИТИЦИЯ.

 

ЛИТИЦИЯ (удивлённо). Госпожа королева? Вы?

ЗОЛЬДА. Да. А что?

ТОМАС. Это  не она. Это...

ЗОЛЬДА. Стань слепым, как крот, как мышь,

                  что летает возле крыш!

ТОМАС.  Ой, что со мной? Люти, где ты? Я ничего не вижу.

ЛЮТИ (шёпотом). Тихо, брат, тихо! Молчи. А то и языка лишит. Заколдует.

ЗОЛЬДА (ЛИТИЦИИ). Ну чего ты замолчала? Ваше высочество тебя слушает.

ЛИТИЦИЯ. А разве вы не ушли? Я слышала: вы уходили.

ЗОЛЬДА. Я передумала.

ЛИТИЦИЯ. Как?! А как же король?

ЗОЛЬДА. То есть... я хотела сказать... я позднее пойду.

ЛИТИЦИЯ. Но король!.. Он же, что ни час, то слабее.

ЗОЛЬДА. Ничего: часом раньше, часом позже.

ЛИТИЦИЯ. Странно. Как будто не вы говорили: надо спешить.

ЗОЛЬДА. Я и спешу. Сулим что-то забыл, и вот я жду, когда он вернётся.

ЛИТИЦИЯ. Понятно. (Через паузу) Ничего не понятно. - Дети, что с вами?

ЛЮТИ. С нами... с нами...

ЗОЛЬДА. У них животы болят. От этого, от конфет. Им полежать надо. - Идите, дети, идите. Я сказала, идите!

ЛЮТИ. Мы идём, идём. Томас, дай руку.

ЛИТИЦИЯ. Как странно ступает Томас!

ЗОЛЬДА. Говорю же: конфет объелись. (Выглянув за дверь) Эй,  стража!

 

Входят два СТРАЖНИКА.

 

1-й СТРАЖНИК. Слушаем, ваше высочество.

ЗОЛЬДА. Проводите детей до места. (Что-то добавляет, шепча.)

2-й СТРАЖНИК (не веря своим ушам). В темницу?!

ЗОЛЬДА. Туда, куда сказано. Вот бестолковые! Шагом марш! (ЛИТИЦИИ) Я сейчас вернусь. (Уходит вместе со СТРАЖНИКАМИ.)

ЛИТИЦИЯ. Детей в темницу?! Это не мать. Мать так не сделает. Но кто? Зольда! Как говорит, как ведёт себя: один к одному. Значит, мне не послышалось, не привиделось: Зольда колдунья! Но что же делать? Надо как-то спасать детей. Придумала!

 

Входит ЗОЛЬДА.

 

ЗОЛЬДА (заступая дорогу). Куда поскакала?

ЛИТИЦИЯ. Я? К королю.

ЗОЛЬДА. И зачем он тебе так спешно понадобился?

ЛИТИЦИЯ. Пора это...  пора порошки давать.

ЗОЛЬДА. Ну раз порошки, иди.

 

ЛИТИЦИЯ уходит.

 

ЗОЛЬДА (одна, о Литиции). Заколдовать её, что ли? А, ладно, успею. Детишки-то тю-тю, в темнице. И Гортензия скоро того, навечно бай-бай. А ну-ка, как там сон-трава, готова она, усыпальница? (Ворожит)

 

            Стенка, стенка, разойдись

            и сейчас же остеклись.

            Покажи мне лес, поляну

            и как много там дурману.

            Вижу, вижу: так кадит -

            вмиг уснёт и век проспит.

            Ну а где сама она?

            Покажи её, стена.

            Уж подходит к той поляне.

            Не уйдёт -  уснёт в дурмане.

            Всё, стена, долой стекло:

            дело сделано, прошло!

 

 

Вход в темницу в башне королевского замка. Перед входом два стражника, уже знакомые нам. К ним подходит ЛИТИЦИЯ.

1-й СТРАЖНИК. Стой! Кто идёт?

ЛИТИЦИЯ. Вам гостинец. От королевы.

2-й СТРАЖНИК. От самой королевы?

ЛИТИЦИЯ. От неё.

2-й СТРАЖНИК. И что за гостинец? Чем мы заслужили?

ЛИТИЦИЯ. Тем, что верно несёте службу.

2-й СТРАЖНИК. Да, мы такие. Крепко охраняем детишек, Томаса и его сестрёнку Люти.

ЛИТИЦИЯ. Вот и получите гостинец.

2-й СТРАЖНИК. Спасибо.

1-й СТРАЖНИК. А что в кувшине?

ЛИТИЦИЯ. Вино.

1-й СТРАЖНИК. Вино?

ЛИТИЦИЯ. Сладкое бургонское вино. Его подают к столу, к обеду.

1-й СТРАЖНИК. Я слышал, оно полезно для здоровья.

ЛИТИЦИЯ. Возможно.

1-й СТРАЖНИК. Тогда и я выпью.

2-й СТРАЖНИК. Может, и ты с нами? 

ЛИТИЦИЯ. Мне нельзя. Я всего лишь служанка. Не доблестная королевская стража.

2-й СТРАЖНИК. Да, мы молодцы.

ЛИТИЦИЯ. Пейте, а я вам песенку спою.

2-й СТРАЖНИК. Ещё и песню?

1-й СТРАЖНИК. Тоже подарок от королевы?

ЛИТИЦИЯ. Можно считать и так.

 

Темница королевского замка.

ТОМАС. Люти, ну чего ты всё плачешь?

ЛЮТИ. Ага, как не плакать? Мама в беде, а мы в башне, в темнице. Как мы выберемся отсюда? Даже папа не знает, где мы.

ТОМАС. Он спохватится и найдёт.

ЛЮТИ.  Ага, как?

ТОМАС. Тогда Литиция. Она же заподозрила Зольду.

ЛЮТИ. А если Зольда её заколдует?

ТОМАС. Литиция при короле. Папу Зольда боится. Король есть король.

ЛЮТИ. Что делать, Томас? Что делать?

ТОМАС. Опять плачет!..

 

Голос МЫШОНКА. В самом деле,  сколько можно?!

ТОМАС. Кто здесь?

ЛЮТИ. Я боюсь, Томас.

МЫШОНОК. Кто, кто? Я здесь - мышонок. Я здесь живу. И все мы живём в этой башне.

ТОМАС. Мы это кто?

МЫШОНОК. Летучие мыши.

ТОМАС. А где же все остальные? Я их не слышу.

МЫШОНОК. Где, где? Спят. Сейчас же день, а мы днём спим, только ночью летаем. Я вот тоже спал, а вы  разбудили. (О ЛЮТИ) Всё она: плачет и плачет.

ЛЮТИ. Ага, а то ты  не заплакал бы. У тебя мама есть?

МЫШОНОК. Мамы  у всех  есть. Только я уже большой. Я и один могу, без мамы.

ЛЮТИ. Мама всё равно нужна. Мы вот тоже не маленькие. А без мамы нам плохо. Мамочка - где вот она сейчас, что с ней?

ТОМАС. Не известно. В лесу, наверное. Помнишь, что Литиция Зольде сказала? Вот. Мама, наверное, там, в лесу.

МЫШОНОК. Так, значит, вы Томас и Люти?

ТОМАС. Да, а  что?

МЫШОНОК. Значит, это ваша мама была.

ТОМАС. Где? Когда? Да говори же, мышонок, не молчи!

МЫШОНОК. Где, где? В лесу. Ко мне змея подкралась. Ваша  мама увидела, отогнала.

ТОМАС. А когда это  было?

МЫШОНОК. Да недавно. Я полетел полетать. Мама мне не велела, а я не послушался. Ну и вот. До леса-то хорошо долетел, а там устал, да и спать захотелось. Мы же, я говорил, днём спим. Вот я и заснул. Сквозь сон на коре пенька слышу: что-то ползёт, шуршит. А это змея! Быть мне у неё в животе, если б не ваша мама.

ТОМАС. А почему ты решил, что это наша мама?

МЫШОНОК. Почему, почему? Она мне про вас сказала. Я её поблагодарил за то, что спасла. А она: «Любая мама поступила бы так же». И вас назвала. Дескать, и у неё есть дети - Люти и Томас.

ТОМАС. Тихо, мышонок: кто-то дверь открывает. Это, наверное, стража. А мы спим, мы как будто спим. Притворись, будто спишь, Люти. Всё, тихо!

 

Входит  ЛИТИЦИЯ.

 

ЛИТИЦИЯ. Томас! Люти! Вы где?

ЛЮТИ. Ой, это Литиция! - Литиция, как вы  сюда прошли? Там же стража!

ЛИТИЦИЯ. Стражники спят. Я дала им кувшин вина, бросив туда снотворное. Они выпили - и уснули. Кстати, Зольда тоже изволит почивать. Так что самое  время для побега. Бегите, пока они не проснулись.

ЛЮТИ. Скажите, а как вы догадались, что  это не мама, не королева то есть?

ЛИТИЦИЯ. Она же не так разговаривает. Лицо и внешность изменила, а повадки остались. И ещё я видела, как она колдовала, накликая болезнь на короля.

ЛЮТИ. Я тоже видела.

ЛИТИЦИЯ. Но поспешите, дети. Ваша мама в беде, надо её выручать. Я бы с вами пошла, но Зольда проснётся, хватится. А так она будет думать, что всё идёт по её плану, и не скоро обнаружит, что вас здесь нет. Идите, идите же! Вот только как вы найдёте дорогу?

МЫШОНОК. Я  покажу.

ЛИТИЦИЯ. «Я» это  кто? Что-то я  вас не вижу.

ТОМАС. Это Мышонок. Вот он. Мы подружились. Он видел в лесу нашу маму.

МЫШОНОК. Она шла к поляне, где растёт сон-трава.

ЛИТИЦИЯ. Видел? Летучие мыши - они ведь не видят.

МЫШОНОК. Мы не видим, но чувствуем. И ещё у нас есть обоняние. Так что я могу и по запаху.

ЛИТИЦИЯ. Значит, найдёшь поляну, где она, сон-трава?

МЫШОНОК. Да конечно, запросто!

ЛИТИЦИЯ. Ну тогда отправляйтесь. Только как же ты, Томас? Ты, если я правильно поняла...

ТОМАС. ...перестал видеть? Да, это так: Зольда лишила меня зрения.

ЛИТИЦИЯ. Как же ты будешь?..

ТОМАС. Я  уже немного привык.

ЛЮТИ. Но я-то вижу! Я возьму его  за руку.

ЛИТИЦИЯ. Ну что же? Это выход. Только всегда будьте вместе. Возможно, Зольда, как узнает, захочет вас разлучить.

ЛЮТИ. Мы будем держаться за руки.

ЗОЛЬДА. Она найдёт способ. Будьте настороже.

ТОМАС. Будем.

ЛИТИЦИЯ. Теперь идите. Я с нетерпением буду ждать вашего возвращения.

МЫШОНОК. Мы быстро, мы скоро. (Удаляются. ЛИТИЦИЯ тоже уходит.)

 

Замок.

ЗОЛЬДА. Что-то не то! Чую, что-то не то. Расскажи снова, как всё было.

ЛЕСНИЧИЙ. А чего тут рассказывать? Зашла, заснула.

ЗОЛЬДА. Как зашла? Как заснула?

ЛЕСНИЧИЙ. Обыкновенно. Как? Раз! - и спит.

ЗОЛЬДА. Когда раз? Отчего раз?

ЛЕСНИЧИЙ. Так сон-трава же! А то вы не знаете? Я сам чуть не заснул.

ЗОЛЬДА. И она ничего не заподозрила?

ЛЕСНИЧИЙ. Нет. «А чем это так сильно пахнет?» - спросила.

ЗОЛЬДА. И ты что ответил?

ЛЕСНИЧИЙ. Как вы научили: корень жизни, говорю.

ЗОЛЬДА. А она?

ЛЕСНИЧИЙ. Странный корень, говорит. «Из-под земли пахнет?»

ЗОЛЬДА. А говоришь: не заподозрила.

ЛЕСНИЧИЙ. Так шагнула же - и того!

ЗОЛЬДА. А когда уходил, она тоже спала?

ЛЕСНИЧИЙ. А кто же её разбудит? Кто приблизится, сам заснёт.

ЗОЛЬДА. А если птицы? Птиц не было?

ЛЕСНИЧИЙ. Нет, а что?

ЗОЛЬДА (сама с собой). Значит, не она меня беспокоит? Значит, её детишки?

ЛЕСНИЧИЙ. Вы про что, фрау Зольда?

ЗОЛЬДА. Стенка, стенка,  разойдись

                  и сейчас же остеклись.

                  Что творится там, в темнице?

                  Покажи людей и лица.

Что?! Не может быть! Темница пуста? Стража спит? Сулим, ты видишь? Сейчас же туда!

ЛЕСНИЧИЙ. А главным лесничим? Вы сказали, что я стану главным королевским лесничим. Я отвёл её, усыпил.

ЗОЛЬДА. Обещала - станешь. Но не сейчас. Сейчас не до этого. Быстро ступай в темницу и выясни, что там и как.

ЛЕСНИЧИЙ. Не держите слово.

ЗОЛЬДА. В мухомор превращу!

ЛЕСНИЧИЙ. Обещали, а сами!..

ЗОЛЬДА. Пусть сейчас же в мухомор

                   этот подлый крохобор...

ЛЕСНИЧИЙ. Нет-нет! Бегу! (Убегает.)

ЗОЛЬДА. Давно бы так! - Всё равно что-то вот тут не отпускает (трогает грудную клетку).

                  Стенка, стенка, разойдись

                  и сейчас же остеклись.

                  Покажи поляну ту,

                  всю в дурмане и в цвету.

Как?! Её нет?! Сулим обманул? Скрыл?..  Нет,  я бы поняла, почувствовала... Но что тогда?                             

                                      Ну-ка, зеркало,  сверкни,

                                      проследи  её ступни.

                                      От поляны, где была.

                                      Прояснись, исчезни, мгла!

Так, так-так, что мы видим? Вот она просыпается, ничего не может понять... Стоп, а кто разбудил? Вижу-вижу: синица. - Ну, желторотая, держись, мы скоро встретимся. - Так, а что было дальше? Гортензия осмотрела себя и ничего не заметила. - В зеркало надо было смотреться, глупая! Разве тебя хоть кто-нибудь узнает такую? Ты же старуха теперь. И куда ты идёшь? Видим, видим: ждут тебя тут. Как бы не так! Вот и стражники не впускают. И не впустят! - Что? Пропустили? Сюда ведут? - Так тебе же и хуже.

 

Входит ГОРТЕНЗИЯ, за  ней - СТРАЖНИКИ.

 

1-й СТРАЖНИК (ЗОЛЬДЕ). Ваше величество, эта женщина утверждает, что она королева.

ЗОЛЬДА. Что?! Какая женщина?

ГОРТЕНЗИЯ. Я. (О ЗОЛЬДЕ в обличии КОРОЛЕВЫ) Ой, что это? Я, наверное, ещё не проснулась, ещё сплю.

ЗОЛЬДА. Просыпайтесь, тётенька.

ГОРТЕНЗИЯ. Какая я вам тётенька? - Уйди, наваждение!

ЗОЛЬДА. Это я наваждение?! Стражники, вы меня видите?

2-й СТРАЖНИК. Так точно, ваше величество.

ЗОЛЬДА. Кто перед вами?

2-й СТРАЖНИК. Её величество королева Гортензия.

ГОРТЕНЗИЯ. Гортензия?! Это я королева Гортензия.

1-й СТРАЖНИК (2-м СТРАЖНИКУу). Видал? А я тебе что говорил? - Извольте выйти, барышня!

ГОРТЕНЗИЯ (сама с собой). Барышня? Так это не наваждение? Но что тогда?

ЗОЛЬДА. Хотите, я вас ущипну?

ГОРТЕНЗИЯ. Что это? Моё лицо, моё платье...

2-й СТРАЖНИК. Точно, того... Барышня, выходите! (Хочет выпроводить ГОРТЕНЗИЮ.)

ГОРТЕНЗИЯ. Прочь, руки прочь от королевы!

 

Входит ЛИТИЦИЯ. Вкатывает коляску с КОРОЛЁМ.

 

КОРОЛЬ. Что здесь происходит?

ЛИТИЦИЯ. Я же вам говорила... (Увидев ГОРТЕНЗИЮ в облике старухи) Ой, бедная!

ЗОЛЬДА. Король спрашивает, что здесь происходит?

КОРОЛЬ. Именно.

ЗОЛЬДА. Вот эта женщина утверждает, что она королева.

КОРОЛЬ. А ты тогда кто?

ЗОЛЬДА. Вот и я говорю... - Посмотрите на себя в зеркало, дамочка.

ГОРТЕНЗИЯ. В зеркало? Зачем?

ЗОЛЬДА. Смотрите, смотрите...

ГОРТЕНЗИЯ. Ой, это не я!

ЗОЛЬДА. А кто же?

ГОРТЕНЗИЯ. Нет, нет, нет!

 

Убегает в ужасе от самой себя.

 

КОРОЛЬ. Ничего не пойму. Что это было?

ЗОЛЬДА. Ничего такого. Ошибся человек, только и всего. - Проводите её за ворота, стражники. (Стража подчиняется. ЛИТИЦИЯ начинает что-то шептать КОРОЛЮ. ЗОЛЬДА замечает это.)

КОРОЛЬ. Литиция, в чём дело? Почему вы замолчали?

ЛИТИЦИЯ. Я вам потом объясню.

ЗОЛЬДА. Стань немой. Мычи, как бык.

                   Онемей, её язык.

КОРОЛЬ. Литиция, что вы молчите?

ЗОЛЬДА. Она передумала, дорогой. Тебе пора отдыхать. Вези короля баиньки, говорунья.

КОРОЛЬ. Гортензия, может, ты объяснишь?

ЗОЛЬДА. Потом, дорогой, потом. (Вытолкала коляску за двери в сторону покоев КОРОЛЯ.) - Колыбельную спой, немая. (Одна, о ЛИТИЦИИ) Чуть мне всё не испортила. Но ничего: отщебетала надолго. И я ещё подумаю, возвращать ей речь или нет. А тебе, королёк, муженёк, уже сейчас моё пожелание:

 

Пусть упрочится болезнь,

днём и ночью ест и ест.

Чтобы завтра в королевстве

разнеслись дурные вести,

что пустым стал трон Сильверста.

Я  займу пустое место.

 

Ворота замка.

1-й СТРАЖНИК. Вот. И больше не приходите. Второй раз не пустим.

ГОРТЕНЗИЯ (сама с собой). Уйду. Подальше. Чтобы ничего не видеть и не слышать. Но за что? Почему? Что стало со мной? А может, это всё зеркало? Нет, и Сильверст меня не узнал, и Литиция тоже... Колодец! Я вижу колодец. А в нём вода. Вода не обманет... А вдруг я увижу то же лицо старушки? Нет, всё равно, надо узнать, убедиться или опровергнуть. Но что же робею я? Страшно. - Колодец, вода, не обманите меня, пожалуйста! Покажите такой, какая я есть... - Ах, и здесь то же самое! Значит... значит, действительно правда. Но почему? Из-за чего? Вспомнить, надо вспомнить. Так, мы подошли к поляне. Там сильно пахли какие-то цветы... Вспомнила: он говорил про сон-траву! Так вот почему я уснула и, когда проснулась... Сулим завёл меня в сон-траву. Это из-за неё я стала такою. Но что же делать теперь, что делать?

 

Голос МЫШОНКА. Госпожа королева?

ГОРТЕНЗИЯ. Королева? Да, я королева. Но кто окликнул меня? Вы где?

МЫШОНОК. Я здесь. Вот я - мышонок.

ГОРТЕНЗИЯ. А, вижу, вижу. Что ты хотел мне сказать, мышонок?

МЫШОНОК.  Это ведь вы спасли меня от змеи? Я узнал вас по голосу.

ГОРТЕНЗИЯ. Так это ты, тот самый?

МЫШОНОК. Я пролетал мимо и вас услышал. У вас что-то случилось?

ГОРТЕНЗИЯ. Ой, мышонок, случилось такое, что лучше и не говорить.

МЫШОНОК. У вас такой грустный  голос!

ГОРТЕНЗИЯ. Мой голос - это всё, что мне  осталось.

МЫШОНОК. Зачем вы так говорите? А дети? Про них вы, что ли, забыли?

ГОРТЕНЗИЯ. Меня не пустили к ним, меня даже не впускали  во дворец. Но почему ты спросил о детях?

МЫШОНОК. Они  вас ищут.

ГОРТЕНЗИЯ. Ищут? Почему? Где?

МЫШОНОК. Они узнали, что Зольда колдунья, и пошли в лес, к вам, к поляне.

ГОРТЕНЗИЯ. Они же заснут! Бедные! - Люти! Томас!

МЫШОНОК. Они не заснут. Там моя знакомая синичка. Она знает про сон-траву и им скажет.

ГОРТЕНЗИЯ. Это она меня разбудила?

МЫШОНОК. Она. А вы знаете, что Зольда заколдовала Томаса и теперь он не видит?

ГОРТЕНЗИЯ. Тем более поспешу к ним, к деткам моим. Они же в лесу. Заблудятся, чего доброго, не найдя дороги?

МЫШОНОК. Не должны. Они же уже не маленькие.

ГОРТЕНЗИЯ. Не маленькие, но всё равно дети. Я к ним!

МЫШОНОК. Ну идите, что ж. А я к своей маме. Тоже, наверное, потеряла. Но ничего: я быстро, я вмиг. - Я уже лечу, мама! 

ГОРТЕНЗИЯ. Улетел! Вот и мне бы к ним так, на крыльях. Где вы, детки мои?

 

 Замок.

ЗОЛЬДА (одна). Где там Сулим? Уже и Гортензию выставили за ворота, а его всё нет. И эти сбежали негодники!

 

Входит СУЛИМ.

 

СУЛИМ. Их нет, фрау Зольда.

ЗОЛЬДА. Это я и без тебя знаю.

СУЛИМ. А зачем посылали тогда?

ЗОЛЬДА. Затем и посылала, чтоб остальное узнать.

СУЛИМ. А что остальное?

ЗОЛЬДА. От чего уснули стражники?

СУЛИМ. Не  знаю. Наверное, спать захотели.

ЗОЛЬДА. Спать?! Среди бела дня?!

СУЛИМ. Я тоже люблю днём поспать.

ЗОЛЬДА. А ещё хочешь быть главным королевским лесничим?! Да тебе даже одно  дерево доверить нельзя: проспишь.

СУЛИМ. Я  на службе не сплю. Если только так, иногда. Ляжешь на травке: хорошо, тепло,  птички поют.

ЗОЛЬДА. Что ты делал в темнице так долго?

СУЛИМ. Я летучих мышей ловил. Хотел их спросить.

ЗОЛЬДА. А, не ловя, спросить нельзя было? И о чём ты их спрашивал?

СУЛИМ. Что они видели?

ЗОЛЬДА. И что же? Что они тебе ответили?

СУЛИМ. Так я ни одной не поймал.

ЗОЛЬДА. Болван! Не быть тебе главным лесничим!

СУЛИМ. Но вы же обещали!

ЗОЛЬДА. Я лучше тебя в летучую мышь превращу. Будешь с ними летать - и ловить не надо.  Ха-ха! А это идея!

СУЛИМ. Фрау Зольда, только не в мышь, только  не в мышь!..

ЗОЛЬДА. Побудь человеком покамест, а там поглядим.

СУЛИМ. Я всё сделаю, всё исполню.

ЗОЛЬДА. Как-нибудь без тебя обойдусь.

СУЛИМ. Но, фрау Зольда!..

ЗОЛЬДА. Пусть вот этот попрошайка

                   там, где жабы  и лужайка...

СУЛИМ. Я исчез, исчез... (В страхе убегает.)

ЗОЛЬДА. Так... А эти где, беглецы? Не в лесу ли уже?

         Луч, а ну туда скользни,

         где деревья, травы, пни.

         Покажи её, его.

         Совершайся, волшебство!

Точно,  вот они - и, как видно, мать ищут. Но ничего: не найдут. А чтоб дольше искали, я их разлучу.                  

                                                           Ветер, ветер, ураган,

                                                           прилетай из дальних стран.

                                                           Расшатай деревья, пни.

                                                           Напугай их, так пугни,

                                                           чтоб от страха разлучились,

                                                           и ещё чтоб заблудились.

                                                           Ночь, спустись скорей на лес.

                                                           Совершись, кошмар чудес!

 

Лес.

ЛЮТИ (испуганно). Томас, Томас! Что это, Томас?

ТОМАС. Что? Я не вижу.

ЛЮТИ. Стало темно, как ночью. Я ничего не вижу. Ой, а ветер какой! Томас, ты меня слышишь? Ой, деревья шатаются. Ой, на нас упадут... Томас, где ты? Томас!..

 

Там же, в лесу.

ГОРТЕНЗИЯ. Что происходит? Что за страшная буря? Где вы, детки мои? - Люти-и! Томас!.. - Не откликаются. Но разве услышат, когда ветер такой... Ой, всё, кончилось. - Люти, Томас, вы слышите меня? Люти, Томас! - Не отзываются - значит, здесь их нет. Пойду дальше. - Люти! Томас! (Уходит.)

 

С  другой стороны появляется ЛЮТИ.

 

ЛЮТИ (плача). Томас, ты где? Я одна боюсь. Томас!..

Голос ГОРТЕНЗИИ. Люти! Томас!

ЛЮТИ. Мама? Я слышу её голос? -  Мама, ты здесь?

Голос ГОРТЕНЗИИ. Люти! Томас!

ЛЮТИ. Это, точно, мама. - Мама, я здесь! Мама!

Голос  ГОРТЕНЗИИ. Люти, ты? Покажись, ты где?

ЛЮТИ. Мама, я здесь!

Голос ГОРТЕНЗИИ. Доченька, я иду к тебе.

ЛЮТИ (сама с собой). Мама! Она нашла меня! Мама! (Показалась ГОРТЕНЗИЯ.) Ой, это не мама! (Убегает.)

ГОРТЕНЗИЯ. Дочка, ты куда? Дочка... Дочка, постой!.. Люти, это я!.. - Убежала. Она убежала!.. Ой-ой-ой, что я наделала! Я  забыла, совсем забыла, а она взглянула и... Ах, что я наделала! (Плачет.) Надо было не так. Надо было объяснить, и тогда бы она не испугалась. - Люти, это я, твоя мама! Люти, вернись...

 

Вдалеке показался ТОМАС.

 

ТОМАС. Голос мамы? Она здесь? Я не ослышался? -  Мама, ты здесь?

ГОРТЕНЗИЯ. Томас? Меня окликнул Томас? Он, он!

ТОМАС. Мама, ты? Отзовись. - Или мне только послышалось? - Мама, мам! - Почему-то не отзывается. - Мама, ты здесь? Отзовись.

ГОРТЕНЗИЯ. А если и он, как Люти?.. Нет, он же не видит. Зольда отняла у него зрение. - Томас, Томас, сынок!

ТОМАС. Мама! Мама! Отозвалась! - Мама, ты где? Я иду к тебе.

ГОРТЕНЗИЯ. Я здесь, здесь, сынок. (Идёт навстречу.) Я уже близко. Вот я.

ТОМАС. Мама, моя мама!

ГОРТЕНЗИЯ. Сын, мой сын! (Обнялись, найдя друг друга.)

ТОМАС. А почему ты долго не отвечала?

ГОРТЕНЗИЯ (не зная, что отвечать). Я? Долго?

ТОМАС. Да. Я зову, зову, а ты молчишь.

ГОРТЕНЗИЯ. Я это... Но мы же встретились.

ТОМАС. Мама!

ГОРТЕНЗИЯ. Сынок!

ТОМАС. Плачешь?! Зачем ты плачешь?

ГОРТЕНЗИЯ. Я? Не плачу.

ТОМАС. Но я же слышу! Не вижу, но слышу. Так ты из-за  меня, из-за того, что Зольда сделала меня слепым?

ГОРТЕНЗИЯ. Сын! Бедный мой сын.

ТОМАС. Не плачь, мама: я уже почти привык. Это я сначала на сучки натыкался, а теперь ничего, я могу и на ощупь. Вот же, даже тебя нашёл. Только я это, я Люти потерял. Мы были вместе, началась буря, и...

ГОРТЕНЗИЯ. Я была, я видела.

ТОМАС. Ты видела Люти?!

ГОРТЕНЗИЯ. Бурю. - Сказать о Люти или не говорить?

ТОМАС. Мама, к нам кто-то летит! Слышишь?

ГОРТЕНЗИЯ. Нет. И никого не вижу.

ТОМАС. А  я слышу. Только бы не Зольда!

ГОРТЕНЗИЯ. А что, Зольда может превратиться и в птицу?

ТОМАС. В кого угодно. Она же колдунья! Ты разве не знаешь?

ГОРТЕНЗИЯ. Думали: пустили в дом бездомную иностранку, а оказалось!.. Я виновата, моя доверчивость. Ещё и статс-дамой сделали!

ТОМАС. Что уж теперь, мама? Папу выручать надо.

ГОРТЕНЗИЯ. Выручим. Только вот как?

 

Голос МЫШОНКА. Я помогу. И ещё Синичка.

ГОРТЕНЗИЯ. Кто говорит, Томас? Я никого не вижу.

МЫШОНОК. Это потому, что не туда смотрите. Я уже давно тут. Сижу и вас слушаю.

ГОРТЕНЗИЯ. А, вот, теперь увидела.

ТОМАС. Это, наверное, мышонок. - Мышонок, ты?

МЫШОНОК. Я. Кто же ещё! И я тебя вижу!

ТОМАС. Видишь? В каком смысле?

МЫШОНОК. В каком, в каком? В прямом. И тебя вижу, и твою маму.

 

ГОРТЕНЗИЯ делает МЫШОНКУ знак молчать о ней.

 

ТОМАС. Не может быть,  потому что летучие мыши...

МЫШОНОК. ...не видят? Ты это хочешь сказать? А вот я вижу. И к тебе сейчас тоже вернётся зрение.

ТОМАС. Не верю. Ни тому, ни другому.

МЫШОНОК. Поверишь, когда начнёшь видеть.

ТОМАС. И как же я  начну?

МЫШОНОК. Как, как? Как я: съешь одно зёрнышко - и сразу станешь зрячим.

ТОМАС. Съем одно зернышко? Тем более не верю.

МЫШОНОК. Ничего, поверишь. Вот, держи. Я тебе его в лапке принёс... - (ГОРТЕНЗИИ) А чего это вы забрали?

ГОРТЕНЗИЯ (боясь, что, прозрев, ТОМАС испугается её вида). Я? Ну я же мать. Я должна сначала посмотреть, что дают моему сыну.

МЫШОНОК. И что же дают?

ГОРТЕНЗИЯ. Зёрнышко.

МЫШОНОК. А я что говорил?

ГОРТЕНЗИЯ. То и говорили.

МЫШОНОК. Так отдавайте. Дайте же Томасу.

ГОРТЕНЗИЯ. А вдруг оно грязное?

МЫШОНОК. Где? Смотрите!

ГОРТЕНЗИЯ. Правда, чистое.

МЫШОНОК. Ну так что же?..

ТОМАС. Ты, что ли, не веришь, мама?

МЫШОНОК. Да как не верить?! Вот же я - зрячий! Ну-ка сделай что-нибудь с лицом, а я скажу. Ну делай, делай. Вот ты поднял бровь... А сейчас поморщился... А сейчас улыбнулся. Ну, всё правильно? Настоящее зёрнышко? Настоящее. - Так давайте же его скорей вашему сыну.

ГОРТЕНЗИЯ. Где ты взял это зёрнышко?

МЫШОНОК. Я? Сейчас расскажу. Помните, мы с вами разговаривали недалеко от колодца. Помните?

ГОРТЕНЗИЯ. Ну.

МЫШОНОК. Я оттуда домой полетел. А так кушать хотелось. Вдруг слышу: чем-то так вкусно пахнет. Я приземлился и съел. А это зёрнышко! Волшебное! Съел - и стал видеть. Не верите? Так давайте я вас опишу...

ГОРТЕНЗИЯ (с испугом). Не надо. Меня не надо.

 

Голос ЛЮТИ. Томас,  ау, Томас!

 

ТОМАС. Мама, Люти!

ГОРТЕНЗИЯ. Слышу.

ТОМАС. Что же ты не отвечаешь? - Люти, я здесь! Люти, ау!

ГОРТЕНЗИЯ. Вот, держи зёрнышко.

ЛЮТИ. Томас, ты где?

ТОМАС. Я здесь, здесь.

ЛЮТИ. Ты там один?

ТОМАС. Нет, со мной мама и ещё мышонок.

ЛЮТИ. А ты уверен, что это мама?

ТОМАС. Я держу её руку. Я помню её с детства.

ЛЮТИ. А что ты делаешь?

ТОМАС. Я глотаю зёрнышко. И сейчас буду видеть. Я вижу, вижу! Люти, я вижу!

ЛЮТИ. Ой, правда, Томас? (Бросается к нему,  обнимает.)  Мой братик, Томас!

ТОМАС. Я вижу, вижу! Я снова вижу!.. Ой, мама, что с тобой? Люти, ты видишь? (ГОРТЕНЗИИ) Ты плачешь, зачем ты плачешь?

ЛЮТИ. Это я обидела её, а теперь ты. - Мама, мы же не знали, что на тебе колдовство. Ну не плачь, мама, а то я тоже сейчас  заплачу.

МЫШОНОК. Ну вот, ревут. Надо радоваться, что зрение вернулось, а они чего? Эй, вы, к нам Синичка летит. Видите, прилетела?

 

СИНИЧКА (МЫШОНКУ). Привет!  (Остальным) И всей компании тоже. А что это мы плачем?

ЛЮТИ. Вот - маму жалко.

СИНИЧКА. А что у нас с мамой?

ЛЮТИ. Зольда заколдовала.

СИНИЧКА. Ничего, расколдуем.

ЛЮТИ. Ага?! Каким образом?

СИНИЧКА. Ваша мама съест зёрнышко...

МЫШОНОК. Что? И  у тебя зёрнышко?

СИНИЧКА. Что значит и у тебя?

МЫШОНОК. Вот - у Томаса зрение вернулось. Зёрнышко съел - и готово! И я теперь вижу. Тоже благодаря зёрнышку.

СИНИЧКА. Даже и ты?!

МЫШОНОК. Да.

СИНИЧКА. И у меня схожая история. Мне тоже зёрнышко помогло. За мной по лесу сова гонялась. Я не знала, что это Зольда. Она меня не догнала, я спряталась. Сижу под выступом корневища и слушаю, затаив дыхание. А Зольда ищет меня и бранится на чём свет стоит. Оказывается, она меня за то хотела покарать, что я королеву Гортензию разбудила. А то бы совсем не проснулась.

ТОМАС. Надо же!

ЛЮТИ. Вот оно что! Тем более, спасибо тебе, Синичка.

СИНИЧКА. Как говорится, не за что! На здоровье! Так вот, Зольда не настигла меня совой, зато колдовством - сразу же. Я упала на землю, как замертво. Зольда обрадовалась и улетела. А я ни взлететь, ни пошевелиться. Мимо, мышонок, твоя мама пролетала. Я окликнула её. «Вы куда?» - спрашиваю. Она: «К королеве. Несу волшебное зёрнышко. Но раз с тобой беда, съешь ты». Я скушала и опять залетала. Мама мышонка указала мне путь, и я полетела за зёрнышком для королевы. Вот оно. Скушайте, госпожа Гортензия.

МЫШОНОК. Глядя на тебя, моя мама узнала, что зёрнышко избавляет от чар?

СИНИЧКА. Да, но не только. У неё своя история. Вслед за тобой она съела зёрнышко и тоже стала видеть. Рассказала остальным летучим мышам, чтобы обрадовать, а те - раз! - и ополчились. И даже из башни прогнать хотели. Дескать, не было у нас никогда зрения - и не надо. Если ты хочешь быть с нами, то стань, как была. Вот она и вернулась к зёрнам. И съела ещё одно. И, как была, стала. Волшебное зёрнышко-то! Скушайте, скушайте, госпожа Гортензия.

ГОРТЕНЗИЯ. Ой, почему-то боюсь.

ТОМАС. Съешь, мама, съешь.

ЛЮТИ. Вот же, мама, Томас съел - и стал, как был.

ГОРТЕНЗИЯ. Ну, будь что будет! Только вы отвернитесь. Нет, я отвернусь. Даже вон туда, в сторону, отойду. Отхожу. Отхожу. Отхожу. Поворачиваюсь. Сейчас. Сейчас. Ну, получилось?

ЛЮТИ. Ой, мама, ты! (Кинулась к матери.) Мама, мама! Они, точно, волшебные - эти зёрнышки. Значит, папа так же избавится от чар. Может, уже избавился. Мама мышонка могла отнести и ему волшебное зёрнышко. Слетай, пожалуйста, Синичка, узнай.

СИНИЧКА. Я-то? Мигом!

 

Откуда ни возьмись ЗОЛЬДА.

 

ЗОЛЬДА. Сидеть на месте! А не то заколдую!

ЛЮТИ. Ой, Зольда...

ЗОЛЬДА. Да, я самая. Рано обрадовались! Это я подбросила вам зёрна. Чтоб собрать вас вместе. И вот вы все здесь.

ЛЮТИ. Я боюсь, мама.

ЗОЛЬДА. И правильно делаешь. Сейчас всех превращу в золу, в пепел. И начну с тебя, королева.

ГОРТЕНЗИЯ. Ты возвращаешь мне титул?!

ЗОЛЬДА. Как бы не так! Королева не ты, а я.

ГОРТЕНЗИЯ. Ты украла мой титул!

ЗОЛЬДА. Не украла, а узурпировала. Остроумно? Ха-ха! Ну так всё: прощайся со своими чадами.

ЛЮТИ. Мама, мама, что будет?!

ГОРТЕНЗИЯ. Что бы ни было, ты не бойся, дочка. Кто не боится, с тем ничего страшного не случается.

ЛЮТИ. Я не буду бояться. - Зольда, я не боюсь.

ТОМАС. И я.

СИНИЧКА. И я.

МЫШОНОК. И я.

ЗОЛЬДА. Смотри-ка, какие смелые! Ну так пеняйте на себя. Итак...

ГОРТЕНЗИЯ. Мы не боимся, ты слышала.

ЗОЛЬДА. Дважды быть тебе первой.

 

Чары, чары, сгусток, взрыв,

пусть прорвётся, как нарыв.

Королевой кто была,

пусть сгорит сейчас дотла.

Без огня сейчас же в прах

обратится пусть, как взмах...

Ах!

 

ЛЮТИ. Ой, что это?

ТОМАС. Зольды не стало. Вместо неё кучка пепла. Так она на себя наколдовала? Смотрите: на себя.

ГОРТЕНЗИЯ. Так она же провозгласила себя королевой, и все чары обрушились на неё. Вот оно какое оказалось - волшебство. Нет больше злой волшебницы Зольды.

ТОМАС. Смотрите, смотрите: к нам кто-то летит. Да как быстро!

МЫШОНОК. Это моя мама. Летучая мышь.

СИНИЧКА. Что ли, что-то случилось?

ГОРТЕНЗИЯ. Плохое? Хорошее?

 

МЫШЬ. Вы здесь? Я правильно села?

МЫШОНОК. Да, мама, мы здесь. Но кто именно тебе нужен?

МЫШЬ. Ты. Но прежде госпожа королева и её дети.

МЫШОНОК. Они здесь. Говори.

МЫШЬ. Узнайте радостную новость: король Сильверст выздоровел! Спали чары. И с Литиции тоже.

ЛЮТИ. А что было с Литицией?

МЫШЬ. Не могла разговаривать.

ЛЮТИ. Вот проклятая Зольда!

МЫШЬ. К Литиции снова вернулась речь.

ТОМАС. А ко мне зрение.

ГОРТЕНЗИЯ. А ко мне молодость.

МЫШЬ. То-то обрадуется король Сильверст!

ГОРТЕНЗИЯ. Поспешим же во дворец, дети. И вы идёмте с нами, друзья.

СИНИЧКА. Мы, наверно, останемся. Зачем там мешаться?

ГОРТЕНЗИЯ. Ты что такое говоришь, синичка! Вы нам так помогли: и ты, и мышонок, и его мама. Идёмте на праздник вместе.

 

Откуда-то появился СУЛИМ.

 

СУЛИМ. А можно мне  с вами? Я виноват, но больше не буду. Я всё понял.

ГОРТЕНЗИЯ. И что же ты понял?

СУЛИМ. Нужно делать добро, а не зло. И тогда в мире не будет зла. Простите меня.

ГОРТЕНЗИЯ. Ну что, ребята, простим?

ЛЮТИ. А он, точно, не будет?

СУЛИМ. Пусть я тогда превращусь в мухомор, в сухое дерево - во что угодно. Я, правда, больше не буду.

ГОРТЕНЗИЯ. Ну так что, прощаем?

ЛЮТИ. Прощаем, да.

ТОМАС. Идём с нами.

СУЛИМ. Я буду хорошим лесничим.

ТОМАС. Уж будь, раз вызываешься.

СУЛИМ. Это всё Зольда: подговорила, заколдовала. Поэтому я стал плохим. Но я больше не буду!

ТОМАС. Да уже слышали! Нет больше Зольды. Забудь.

СУЛИМ. Нет больше Зольды! Да здравствует королева Гортензия! Да здравствует король Сильверст! Вы победили. Ура!

ГОРТЕНЗИЯ. Победили не мы, а добро. Потому что оно всегда побеждает. (Поёт)

 

Сколько злу не править бал,

всё равно придёт финал.

Победить добро должно:

очень всем оно нужно.

За добро всегда держись -

ведь на то она и жизнь,

чтобы прибыло  добра

по сравненью со вчера.

Добрым будь, твори добро

и тесни, где видишь, зло, -

чтоб не множилось оно.

В мире счастье быть должно.

 

Уходят. Музыка. 

 

                                         ЗАНАВЕС.

 

 

← вернуться назад